Артём-вездеход на Заполярном Урале
Автор: RomanViktrich   
03.09.2012 10:53

25 июля – начало похода. День предыдущий меня шокировал впечатлениями от дороги, по которой я ехал в горы. Газпром развернул масштабное строительство от Воркуты до самого морского побережья. Дорога мне напомнила трассу М-5 Челябинск-Уфа, где поток фур не уменьшается даже ночью. Здесь это самосвалы, тракторы, вахтовки и даже краны. Дорога проходит по западному берегу озера Хальмерто, откуда я и начал пешее освоение суровых заполярных далей.

 

 

Впервые в жизни главная цель похода реализуется в первый же день! На Костин Камень я залез дважды, совершив дневное и последующее ночное восхождение на обе вершины этого небольшого хребта, оставляющего позади длинную цепь уральских гор и открывающего перед собой равнину, бегущую к морю. Днем с Камня море я не увидел, лишь тоненькая слабенькая полосочка на горизонте через объектив фотоаппарата говорила мне – “Это я, море…”

Ночью, из-за того что света меньше, контраст между сушей и водой сильнее – особенно это отчетливо передавалось через озера и светлое небо полярной ночи, кругами разбросанное по тундре, разбегалось вместе с лихой волной и билось о темный берег. Я решил, что таким же светлым касанием океан встретит побережье и объявит себя увиденным! Но, увы - яркая полоса заката на горизонте растопило море своим апельсиновым блеском.

Следующий день дождь – лежу в палатке и размышляю о совпадениях, о том, как любопытно жизнь может расставлять события. В этот раз в Печору поезд успел на традиционное выступление оркестра. Среди прочих, за время не такой уж большой стоянки, музыканты исполнили – “ Шаланды полные кефали…” а я ехал на Константинов Камень, чтобы увидеть море. Вот вам и магия путешествий…

Дальше ход дней теряется, время растворяется, и я иду либо по погоде, либо по настроению. Путь к священному озеру Емын-Лор. Позже от рыбаков на Каре я узнаю, что по берегам этого озера некогда стояли идолы – древние божества ненцев – которые впоследствии были уничтожены, а вообще из истории знаю, что в 1827 году на острове Вайгач был сожжен семиликий ненецкий идол – с тех пор ненцы называют остров Хэбидя я – Святая Земля. Натворили делов православные посланники от царя-батюшки и получили в награду октябрьскую революцию. Мир разумен. Уничтожаете чужую веру – будьте готовы к уничтожению своей…

Вода в озере холодная, но плавать можно, тело “деревянным” не становится. Ныряю, доплываю до дна, скольжу по дну, выныриваю и плыву на спине…
У восточного берега озера волны бьются о скалы, оживляя в памяти кадры из фильмов про морские приключения. У меня свое приключение с неизвестным сценарием, и потому любой фильм проигрывает в столкновении с ним. Кадры из кино быстро исчезают, и я возвращаюсь к своей реальности. Неизвестность – вот, что наполняет твое приключение высшим смыслом, а кино или литература заранее предполагают чей-то замысел – и потому всегда будут нести элемент скуки.

Где-то в районе Хойтальбэйяхи о тент моей палатки разбиваются капли дождя…

В голову приходят поэтические строки:

****
Однажды услышал голос горы,
Он был совсем как живой.
Она говорила что-то свое,
А я лишь молчал ей в ответ.
Гора - молодец, она живая еще…
Хоть ей миллионы лет…

****
Множество дорог на твоем пути,
Но всего одну выбираешь ты,
Нармаяха или Нгатэнапэ,
Оченырд или Манясей -
Ты идешь, на ветру держишь шляпу
Среди мощных горных площадей…

Перевал из долины Хойтальбэйяхи в долину притока Нармаяхи – открыл передо мной двери в горную страну и первых ее жителей – совместное ханто-ненецкое поселение, состоящее из трех семей. На склоне уютно расположились три чума, несколько саней, порядка десяти-двадцати собак и где-то пол-тысячи оленей…

Радостно меня встретив, ханты и ненцы начали интересоваться и задавать вопросы – мол, кто я и как я там очутился. Признались, что русский язык нужен им для общения, поскольку ханты ненецкого не знают, также как и ненцы хантыйского, а русский язык знают и те и другие. Пригласили в гости. За ужином я все время строил из себя “ Шурика” из Кавказской Пленницы, расспрашивая про местные легенды и обычаи- но мне ничего не рассказали – а только развели руками – старцы знали, а их уже нет… Позже хант Саша признался, что тоже ходит по горам и даже попросил померить рюкзак. Его немного помотало из стороны в сторону, после чего рюкзак снял и сказал, что так, как я он никогда ходить не будет… Жители кочевой горной деревушки оказались щедры – и дали мне в дорогу пару-тройку килограммов вареной оленины. Сказали - на ужин… Два дня я ничего не готовил…

Далее еще два перевала, переход в Лядхэйяху… В условиях слабой видимости – я кое-как перевалился в соседнюю долину и мир окончательно скрыло из виду. Два часа дня – но я вымотан непогодой и дальше идти не хочу. Стоянка.
Опять дожди, опять поэзия…

****
В долине Лядхэй- Яхи
Я сочиняю эти стихи.
Мне бы к озерам Сидяямбто…
Виден чум ненца
Трубой валит дым из него.
Догадайтесь, как он топит,
Если в чуме нет печи.
И дрова – откуда в тундре?
Ты попробуй – поищи…
К вечеру открылся
Горный перевал.
Ровною полоской
Взору он предстал.
Расстелился гордо
Между двух вершин.
И дорогой в этих далях
Будет он один.

Позади самые северные вершины уральских гор – Константинов Камень, Манясей, Оченырд, с погодой везло мало – дули сильные ветры и поливали дожди…Часто горы закрывались непроницаемой стеной тумана. И я один – как будто обреченный ходить по просторам могучего и сурового северного мира – шел по долинам Большой Кары, Лядхэй-Яхи и другим Яхи – то есть реки. Постигая свободу под чистым северным Нумнярой и почти не покидающим его Хайером, в далеком краю, где между закатом и рассветом тонкая неощутимая грань – называемая ночью…

Пребывая в гостях в ненецком чуме, я расспрашивал у местных жителей, как на их языке будет то, что является спутниками в моем пути по их земле, древней родине… Небо, солнце, земля, дерево, дождь, горы и прочее… Конечно не ради запоминания, но просто услышать, как, с какой интонацией называют природу люди, которые к ней очень близки… - Знаешь как по-ненецки будет человек? – спросил оленевод Егор, - и видя, что я не знаю ответа – сказал – Нэнетць – то есть ненец. Получается – ненец – это человек, то есть – ненцы – люди. И мы – русские для них тоже ненцы, как и они для самих себя.

Они совсем не такие как мы – и не только потому, что всю жизнь в тундре живут, где зима, которая длится полгода. Другое общение, без резких тонов, обладающее мягкой уверенностью, иногда даже вполголоса. Тихо, в моем присутствии, общаясь на своем родном языке, они не хотят привлекать внимание далекого неизвестного гостя, может быть, выражая тем самым осторожность. И в то же время – тебя для них как будто нет. Ты – это некоторая энергия, пришедшая в гости. Молчишь, не двигаешься и как будто исчезаешь и они также. Мы все становимся подобны деревьям, живые, но никак не влияющие на то, что вокруг. Непрерывно знающие о существовании друг друга – но безразличные к этому существованию.

Разное бывает в походах- то метель в августе накроет, то паводком унесет, то какого-нибудь дикого зверя встретишь. Всякое бывало. И в каждом походе что-то свое… и опять же что-то конкретное. Здесь такого не было. Но постоянное давление непогоды, сильные ветра, отсутствие возможности разжечь костер – оказывается, влияют не меньше. У меня выбор – либо идти к самой высокой точке Оченырда – Нгатэнапэ и дальше ждать пока она откроется, либо выходить из гор по северному склону горы Борзова. Началась третья неделя пути, тут уже вовсю осень. Принимаю решение выходить на равнину.

Брод через Кару, который, как я думал будет самым сложным препятствием на пути и потому берег для него силы – оказался легким и даже приятным переходом. Вода в реке чистейшая – долина широкая, течение спокойное. Глубина по пояс… Нормально!

Что же теперь делать с сэкономленными силами? Ответ находится просто. Поселок-призрак Хальмер-Ю, до него 30 километров. Когда-то там добывали уголь – один из самых лучших в мире. Это самое северное поселение на Урале – до которого доходила железная дорога. И я до него тоже дошел. Тихий безмолвный город в северной пустыне. И людей давно нет. Но они жили когда-то, верили в то, что их родина будет жить, и будут жить на ней поколения, и вот, гуляя по Хальмеру, я понимал, что хоть людей и нет, а вера их до сих пор живет в каждом доме…

23.08.2012
Артём Сорокин
г. Екатеринбург

 

Комментарии 

 
#7 Stuartvog 2016-10-16 03:37 designer prescription glasses cheap meridia kopen nederland masters healthcare management degree Цитировать
 
 
#6 Georgenah 2016-10-14 21:10 bathroom medicine cabinets ikea acheter meridia en france prescription sunglasses online designer Цитировать
 
 
#5 WilliamOn 2016-09-29 16:40 baylor healthcare system dallas acheter reductil en ligne brass pharmacy floor lamp Цитировать
 
 
#4 Richardlog 2014-12-23 06:52 wells fargo entry level jobs comprar clonazepam cheap cialis pills online Цитировать
 
 
#3 osimsacel1980 2012-10-18 12:42 Да уж: http://redizayner.ru замечательно получилось то. : http://marginalnost.ru Цитировать
 
 
#2 BOOBlik 2012-09-15 09:46 Фантастически рад, что Тема мой друг. Цитировать
 
 
#1 Дмитрий 2012-09-03 21:13 Видит цель, не видит препятствий Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить