По озерам Мещеры январь 2008
Автор: Василий Демидов   
22.01.2008 21:28

Дневник лыжного похода по озерам Мещеры в январе 2008 года.

 

 

Сборы 

 

Эта идея пришла в голову Юре Никитину. Цепочка озер в сердце мещерских лесов, общая протяженность около 100 километров – замечательный маршрут первой категории сложности, пройти который по времени легко можно за новогодние каникулы. Юра поделился этой идеей с Лешей Дещеревским, Леша, в свою очередь, предложил Васе Демидову руководить группой и оформить маршрут. Поначалу количество участников достигало астрономической цифры в 15 человек, но в итоге время для похода смогли найти только пятеро – Вася Демидов, Саша Веремеева, Катя Иванова и Леша с Юрой.

 

Работа над маршрутом и оформление документации заняли один вечер 30 декабря, когда до выезда первых двух участников на маршрут оставалось 4 часа. За окном лил предновогодний дождь, зеленела трава, и мы обсуждали способы передвижения на лыжах в условиях, близким к летним. Илья Овчинников рассмотрел заявку, одобрил, внеся только одно дополнение, - «Стропу возьмите, метров 30, на случай если придется вытаскивать провалившихся под лед».

 

Ночью Леша с Юрой выехали электричками в Мещеру. А следующим днем Вася, Саша и Катя закупили продукты, собрали рюкзаки, и дожидались утра 1-го января, чтобы выехать в Рязань на машине.

 

Но был еще один участник похода, о существовании которого мы тогда еще никто не подозревал – кефир.

 

 31 декабря-1 января 

 

Выход на маршрут осуществлялся двумя группами. Юра и Леша стартовали из Рябиновки 31.12.2007 (они отмечали Новый Год в лесу), Вася, Саша и Катя стартовали из Рябиновки 01.01.2008 (отметив Новый Год дома).

 

Более всего нас волновал вопрос – есть ли снег в Мещере, когда в Подмосковье его нет совсем? Оказалось, Мещера это совершенно особый мир. Снег там есть, наверное, всегда, также как устойчивая минусовая температура. И в первый день мы даже не предполагали, насколько минусовая и насколько устойчивая она будет, когда мы выйдем на озера.

 

01.01.2007 были пройдены маршруты д.Рябиновка-оз.Негарь и оз.Негарь-оз.Комгарь. Мы приобрели первый существенный опыт передвижения по данной местности. Оказалось, что по дорогам ходить трудно (обледенелая колея разбита), а по гарям практически невозможно (завалы деревьев снижают скорость передвижения до 300 м в час).

 

Вечером первого января среди сугробов на берегу скованного льдом озера мы организовали праздничный ужин – шашлыки, и произвели несколько залпов салюта в усыпанную звездами ночь.

 

И тут мы обнаружили, что принесли с собой три килограмма холодного, жирного, белого льда – иными словами мы тащили на себе три литра кефира. Никто из нас особенно не хотел брать с собой в поход кефир, да, в общем, даже и не задумывался об этом. Как он оказался в наших рюкзаках в таком количестве – загадка. А поскольку никто из нас не хотел брать кефир в поход, остается только одно объяснение – кефир сам хотел стать участником этого похода.

 

И ему это удалось.

 

 2 января

 

Встали мы в 7 часов утра. Солнечная погода очень нас порадовала. Мы разогрели себе немного кефира, выпили его и совсем повеселели. Нас ожидала легкая прогулка по лесной дороге до канала (леса Мещеры во многих местах пересечены мелиоративными системами), и потом мы пойдем быстрым ходом по льду канала до полей и озера Лебединое. Но, дойдя до канала, мы обнаружили, что он слишком маленький и весь зарос деревьями, надо было искать другой путь, а небо затянула пелена облаков, и настроение из праздничного сразу стало рабочим. Рюкзаки потяжелели, плечи заныли, вспомнились лежавшие за спиной килограммы кефира – это организм дал понять, что совсем не рад петлять по лесам с кефиром в рюкзаке. Мы прошли лесной дорогой четыре дополнительных километра, прежде чем вышли на поляны перед деревней. К озеру Лебединое мы подходили после трех часов дня, а в четыре уже наступали сумерки. Поэтому, перейдя озеро, решили остановиться на ночевку в лесу на северном берегу. До запланированной стоянки на реке Пра оставалось 6 километров. Нам придется догонять эти километры в последующие дни. Вечером Саша достала из рюкзака килограммовую бутыль обледенелого кефира и поставила ее греться у костра. Отогретый кефир оказался неплох на вкус, и всем понравилось. Особенно радовало избавление от целого килограмма веса сразу.

 

 3 января 

 

Встали в пять часов утра. Беспокоило то, что утром у Саши начался сильный кашель (он появился еще вечером, и за ночь лекарства не помогли). Кефир несли Вася с Юрой (только одну бутылочку Саша не захотела отдать и несла у себя в рюкзаке). Погода была солнечная, с легким морозцем, вокруг лежали сугробы, и двигались мы уверенно. На реке Пра мы вышли на встречный ветер, и тут поняли, что слишком долго так идти не стоит. Ветер был сильный и очень холодный, он морозил лица и выстудил анораки. Мы прошли два перехода без остановок, пока не нашли защищенный лесом обрыв, где отдохнули от ветра на ярком солнышке и поели орехи с конфетами, запивая чаем из термосов. Далее мы двинулись лесом и дорогами, хотя это было и медленнее, чем по льду, но так нам не нужно было терпеть сильный встречный ветер. Кроме того, Саша чувствовала себя хуже, кашель не прекращался. На обеде было решено позвонить ее родителям и на машине вывезти ее в Пущино. Но до дороги оставался еще большой отрезок пути. Во второй половине дня нам пришлось тропить на болоте на подходе к озеру Иваньковское, и потом проделать безостановочный пятикилометровый переход по льду. Скорость передвижения по льду озера составила 4 км в час  – и это была почти максимальная наша скорость, которую мы могли развивать где-либо на маршруте. И здесь впервые мы увидели ледяные цветы. Это были большие кристаллы инея причудливой формы, сверкающие белыми лепестками на прозрачном льду. В тех местах, где лед был свободен от снега, он был весь покрыт этими цветами.

 

Начинался закат, когда мы достигли берега. Саша выбилась из сил, и мы поспешили через лес к дороге, где ждала машина. Здесь Саша, переведя дух, с благоговением достала из рюкзака свою бутылочку кефира и передала ее Васе. Человек может выйти с маршрута, но кефир – никогда. Нам не хотелось отпускать Сашу, но она не могла двигаться дальше, у нее появилась температура. Она села в машину и через пару часов была дома. Как позднее оказалось, у нее начался грипп, который одновременно свалил наших друзей в Пущино. Этот же грипп зацепился за Васю и Лешу, и, хотя на маршруте болезнь затаилась, после возвращения пару дней оба сидели по домам, борясь с внезапно начавшейся температурой.

 

Машина уехала, а мы остались вчетвером в весьма неприглядной местности – дорога, деревня, турбаза, чахлый лесок – и все это в половине пятого вечера. Решили двинуться через болотистое поле к лесу на горизонте. Алый закат догорал, одна за другой в темнеющем морозном небе загорались звезды, а Леша Дещеревский на огромной скорости тропил через сугробы. Вот здесь, возможно, мы развили самую высокую нашу скорость на маршруте. Те, кто шел позади Леши по его лыжне, не могли угнаться за ним! Взятое направление, однако, уводило нас в сторону от намеченной линии маршрута, вместо севера мы шли на восток. Но поворачивать было поздно, надо было дойти до леса. Около шести вечера, в полной темноте, мы вошли в лес, отыскали богатое дровами местечко и заночевали. Было подозрительно холодно. Мы взяли с собой палатку без печки, и ничто не согревало человека, укладывающегося спать или вылезающего утром из спальника. Но сегодня как-то особенно не согревало.

 

4 января    

 

Снова ранний подъем – дежурный в 5 часов, остальные в 6. Короткие сборы – 4 часа, глоток разогретого кефира, и в 9 часов утра выход на маршрут. Сегодня нам предстояло пройти большое расстояние – вернуться по льду озера Великое на линию запланированного маршрута, пройти вдоль одновременно пугающего и радующего своей протяженностью озера Дубинное, перейти озеро Имлес и заночевать на берегу озера Святого.

 

Снова солнце, мороз, сверкающие снег и лед. Мы двигаемся по открытым пространствам озер, ощущая себя полярниками на льду Ледовитого океана. Мороз подозрительно силен, а градусника у нас нет. Встреченные два рыбака говорят о 20 градусах и даже о 25 градусах. Но ветер в этот день не так силен, и идти вполне комфортно. Лед стонет и трещит от мороза. Кругом растут белые цветы инея, и разбегается паутина трещин на льду, прозрачном до самой темной воды омутов. Озера кажутся бесконечными.

 

Между озерами Дубинное и Имлес мы идем по гулко поющему льду извилистой реки Бужа, кое-где появляются полыньи, и мы осторожно проходим опасные участки. Мы перекусываем дважды в этот день. Он кажется нам бесконечным. Над кромкой лесов уже горит закат, а над головой в глубине темного неба сверкают первые звезды, когда, наконец, мы выходим на лед Святого озера. Здесь находится одна из целей нашего похода – всемирно известная Тройная Точка. В этой труднодоступной точке сходятся границы трех областей – Московской, Владимирской и Рязанской. Мало кто из людей достигал этого места. Не достигли его и мы, остановившись в трехстах метрах западнее и торжественно объявив цель достигнутой. Позади нас были болота и озера Рязанской области, справа лежал заросший редколесьем берег Владимирской области, а слева  и впереди темнели леса Московской области – туда лежал наш путь завтра. Но сегодня нам предстояло еще найти ночевку во Владимирской области.

 

За этот день мы прошли 30 километров и порядком устали (мы смогли вернуть потерянные прошлым вечером километры, хотя и не нагнали еще общее отставание от графика). Всем хотелось как следует отдохнуть и погреться у костра. Выяснилось, что во Владимирской области много дров, но интересней всех один огромный высохший ствол сосны. По настоянию Васи дерево пилили, и поскольку оно было соблазнительно толстым, это заняло два часа. А потом, основательно подмерзнув и нетерпеливо поев у грустного маленького костерка, еще четыре часа мы ждали, когда могучее бревно по-настоящему разгорится. Мы так этого и не дождались. В час ночи, несколько разочарованные, все легли спать. Хорошо хоть, у нас был кефир, и можно было глотнуть мутной белесой жидкости с крошками льда перед сном. 

 

 

 5 января 

 

Вася назначил общий подъем на 5 часов, сам поднялся на дежурство в 4 часа, и тут он обнаружил, что вся стоянка залита ярким светом жаркого пламени – это горело наше огромное сосновое бревно. Как только завтрак был готов, из заиндевелой палатки вылезли остальные участники похода, стонущие от избытка четырехчасового сна и приятно кусавшего утреннего тридцатиградусного мороза. Катя не то смеется, не то постанывает, определить это в темноте невозможно. Сегодня нам предстояло пройти еще 25 километров, причем больше половины по лесам, и дорог был каждый час светлого времени. У нас была возможность выйти со стоянки еще ночью, но все-таки мы не смогли собраться быстрее привычных 4 часов и когда встали на лыжи и покинули место ночлега, уже начинался рассвет, было 8 часов 15 минут утра.

 

Мы пересекли морозный туман надо льдом озера Святого, пронеслись по белому лабиринту проток Бужи и, о чудо! Мы нашли вход в канал, ведущий по карте к деревне Шестимирово, которая, по нашим предположениям, могла оказаться необитаемой, а значит, от подвалов до крыш набитой старинными артефактами, достойными красоваться на стенах клуба Азимут. Но нет, в  деревне есть люди. Мы встречаем трех рыбаков. Они удивлены, и качают головами, увидев нас. По их словам, на градуснике в деревне -24 градуса.

 

Мы идем дальше. От дыхания на одежде, и даже на рюкзаках сверкает иней. Солнце и морозный воздух – отличная погода для лыжного похода, только холодно дышать и мерзнут руки в отсыревших перчатках. Проходим маленькую деревню Шестимирово и углубляемся в леса. Дорога неровная, идти тяжело. Мы соревнуемся, кто быстрее, идущие пешком или едущие на лыжах. Оказывается, быстрее все-таки на лыжах. Чемпион по скорости – снова Леша Дещеревский. Мы останавливаемся обедать. Пока едим сало с хлебом и орехи, сильно замерзаем. Оказывается – мы обедали целый час! Вскакиваем и бежим вперед. Долго разминаем замерзшие до боли руки. Скоро выходим на ровную насыпь разобранной узкоколейки и быстро двигаемся к поселку Красная Горка. Ночуем в трех километрах перед ним, это место запланированного ночлега – мы нагнали наш график маршрута, пройдя 26 километров! На месте ночевки мы были уже в три часа дня, и это дает нам возможность неторопливо и с комфортом провести вечер. Мороз сильный, но мы, наученные опытом, заготовили целую гору сухих бревен, и теперь сидим вокруг большого жаркого костра и поедаем остатки сладостей, болтая и смеясь. Мороз не унимается и холодит спины, приходится вертеться, поворачивая к огню спину.

 

Мы подогрели последнюю заветную бутылочку кефира, которую передала нам Саша. Попробовав, Вася заявляет, что кефир наконец-то прокис. Но тут вдруг, Леша, раньше отказывавшийся от кефира, распробовал этот чудесный напиток, и выпил все до дна. Так славно закончилось участие кефира в нашем походе. Он прошел множество километров по заснеженным лесам и бесконечной глади озер. Вместе с нами он мерз от стужи, выходя на маршрут с зимним рассветом, разогревался до пота, преодолевая глубокий снег, скользил между шершавыми стволами сосен в укутанных сугробами лесах, плелся, сгибаясь под неподъемными к концу переходов огромными рюкзаками, несся быстрее ветра по ровному льду, слушая его треск и зловещие стоны,  скрипел зубами от холода, вылезая из палатки в страшную холодную ночь, терпел, теряя силы, но держал темп группы на тяжелом дневном переходе,  трясся от холода на пронизывающем северном ветру, любовался лепестками инея, распростертыми над зияющей глубиной омутов, с опаской наблюдал, как поднимаются клубы пара над полыньями извилистых рек, любовался алыми закатами, грозящими ночным морозом, и восхищенно смотрел в бесконечную глубину ярко-голубого, зимнего неба, озаренного слепящими лучами солнца, от которых лицо согревается даже в самый лютый мороз.

 

Кефир был вместе с нами.

 

Ложимся спать, залезая в уже сырые, обледенелые от многодневного конденсата спальники. В эту ночь в них спать совсем не так тепло как раньше, поэтому мы жмемся друг к другу как мокрые холодные пингвины.  

 

 

 6 января 

 

Встаем в 5 утра, завтракаем и выходим на маршрут. Мороз не унимается. Мы проходим брошенный поселок – это Красная Горка. Деревянные домики без окон, крыши провалились – безлюдье, в домах нет сохранившихся печей, ни одной трубы. Мы не останавливаемся здесь, спешим дальше, в поселок со страшным названием Черусти, где есть станция железной дороги. На привале обсуждаем судьбу Красной Горки. Решаем, что это был поселок лесозаготовителей, которые работали на узкоколейке, и снабжали лесом и дровами станцию Черусти. Когда узкоколейку разобрали, поселок был заброшен, а железные печи вывезли вместе с другим добром.

 

Перед самыми Черустями обедаем, а неподалеку лежит мертвый волк. Он погиб или просто замерз в ста метрах от деревенской свалки. Брехливый деревенский пес лает на краю леса и быстро убегает обратно в деревню.   

 

Мы делаем последние шаги по лесу, выходя из дебрей мещерских лесов, в глубине которых осталось где-то за спиной сверкающее под солнцем ожерелье огромных белых озер, нанизанных на извилистую нить рек, скованных морозом.

 

Мы выходим к первым домикам, пересекаем Черусти по деревенской улочке и оказываемся в залитом солнцем теплом здании станции. Наша электричка уже стоит за окнами у перрона. Здесь мы делаем звонок Илье Овчинникову и сообщаем о завершении нашего маршрута.

 

Спасибо Мещере и ее озерам, спасибо снегу, солнцу и морозу, спасибо Юре, Леше, Саше, Кате, Васе и, конечно, спасибо мне, вкусному, полезному и такому любимому всеми кефиру.

 

Подпись:

Кефир        Доволен

 

 

 

1. Скорость передвижения по лесным дорогам составляет 2 – 2,5 км в час с учетом привалов.

2. Скорость передвижения по гари составляет 300 метров в час. Таких мест следует избегать при всякой возможности.

3. Скорость передвижения по открытому сосновому лесу при малом снежном покрове составляет 2 км в час.

4. Скорость передвижения по льду озера при малом снежном покрове составляет 4 км в час.

5. Практически везде быстрее идти на лыжах, чем пешком.

6. Комфортный дневной переход по лесным дорогам составляет 15 километров, по льду озер 20-25 километров.

6. Иссеченные временем лыжи хаганы практически не требуют нанесения мази (при движении по равнинам и льду).

7. Чай в термоса следует заливать только утром перед выходом на маршрут. Чай, залитый в термоса вечером, к обеду охлаждается настолько, что обед теряет свое благотворное психологическое влияние, превращаясь в очень холодный перекус, и человек зазря мерзнет изнутри.

8. Следует тщательней относиться к выбору запасных выходов с маршрута и заранее оговаривать возможные способы выхода (например, как в случае с Сашей, на машине с моста над рекой).

9. При движении по открытым пространствам следует учитывать фактор ветра, и придавать этому фактору больший вес. Следует брать с собой легкую защитную маску (именно легкую).

10. Деревни на озерах и реках, находящихся в относительной доступности (рядом с большими дорогами) уже не могут быть необитаемы, в них либо есть постоянное население, либо здесь сезонно обитают рыбаки, охотники, отдыхающие.

11. Сырокопченая колбаса на второй день морозной погоды становится неприятной для перекуса – слишком мерзлая. Сало при этом остается желанным продуктом.

12. На третий день морозной погоды замерзает фундук, его трудно разгрызать. Также замерзает изюм. Не замерзают миндаль, арахис, сушеные бананы, сушеные финики.

13. Наиболее тщательно следует подходить к выбору мест для ночлега – это имеет огромное значения для экономии трудозатрат, обеспечения теплом, экономии времени и сохранения 8-9 часов на сон, поддержания оптимистичного боевого настроя на должном уровне. Место должно располагаться в богатом дровами лесу (по возможности сосновом), с наличием пары-тройки елей или поваленной недавно сосны (для сбора лапника), далеко от деревень и дорог. Дров следует заготовлять много и не лениться. Лучше сделать костер избыточно жарким (что почто невозможно), чем недостаточно теплым или недолго горящим. При малой глубине снега разгрести место для костра можно лыжами, но в феврале даже в средней полосе лучше брать с собой лопатку или иное подходящее средство.

14. Котлов всегда следует иметь больше двух. Это дает большую экономию времени, быстрее топится снег, быстрее греется техвода, быстрее моется посуда.

15. Время по-прежнему остается одним из наиглавнейших и вечно недостающих ресурсов.

16. Подъем дежурных следует организовывать всегда до рассвета (лучше иметь специальный легкий будильник, чем полагаться на стремительно разряжающиеся на морозе мобильные телефоны). При напряженном графике нет особенных причин, препятствующих также и организации общего подъема до рассвета. При наличии светодиодных фонариков одевание и сбор вещей не представляют особой трудности. Как ни странно, подъем одного человека в среднем занимает 15 минут. То есть, от момента, когда дежурный будит трех человек, до момента, когда все трое соберутся у костра, проходит 45 минут. Дежурных должно быть двое. Первый дежурный встает раньше, и разжигает, либо (если повезло с костром) подбрасывает веток в огонь, топит воду и ставит котлы. Перед тем, как закипит вода в котлах, он будит второго дежурного, и через 10-15 минут у костра есть помощник для готовки каши и заливки первой порции чая в термоса.

17. Вставать на ночевку лучше за час до темноты, чтобы успеть выбрать хорошее место и найти сушняк для распила. Двуручная пила абсолютно необходима – она больше экономит время и силы, чем занимает вес при переноске.

18. При наличии светодиодных фонариков можно вставать на ночевку в сумерках и даже в темноте. Но следует помнить, что батарейки на холоде разряжаются быстрее, и следует со вниманием подходить к выбору батареек для покупки в поход.

 

Комментарии 

 
#1 Rober32tkex 2014-09-12 02:41 трубы акриловые Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить