Краеведение
Воспоминания летчиков Липицкого аэродрома
Автор: Василий Демидов   
21.03.2016 04:29

Ниже приведены эпизоды из воспоминаний летчиков, воевавших с аэродрома в деревне Липицы.

 

 

Георгий Алексеевич Осипов, 1916 г.р. Пилот 57-го бомбардировочного авиационного полка (Фрагменты из его книги воспоминаний «Все объекты разбомбили мы дотла!» Летчик-бомбардировщик вспоминает», 2010).

На другой день погода улучшилась, и к вечеру мы перелетели в Серпухов на аэродром Липицы.

Сдав самолет (бомбардировщик СБ – прим.) под охрану, всем экипажем устроились ночевать в одном из домов деревни, расположенной на пригорке. Спать улеглись в горнице на полу. Ночью проснулись от канонады выстрелов и недалеких взрывов. Непрерывно гремели залпы артиллерии, ухали разрывы бомб, и где-то рядом время от времени строчил пулемет. Небо было белым от каких-то невероятных пожаров.

Все быстро встали и оделись. Хозяйка стояла на коленях и молилась перед иконами. После того как накануне мы выходили из-под удара танков, а две последние ночи провели под самолетом в Гжатске и Боровске, внезапную стрельбу, взрывы и пожары мы приняли за бой за Липицы, тем более что нам было известно, что перед фашистскими войсками на этом направлении наших войск почти не было.

Обсудив положение с Барулиным, решили пробиваться на аэродром к самолету и попытаться улететь. Но как только Барулин попытался открыть входную дверь, кто-то совсем рядом резанул очередью из пулемета. Отскочив от двери, мы решили выбираться из дома на другую сторону через маленькое окошко в сад. Сосредоточившись в кустах сада, мы увидели, что улица, которую нам надо было пересечь, ярко освещена, а за домом, совсем рядом, короткими очередями стрелял пулемет.

Быстро переползли улицу и, скатившись по откосу на аэродром, подбежали к самолету и начали готовить его к вылету. Здесь, осмотревшись, мы расхохотались и начали хлопать друг друга по плечам, задыхаясь от смеха над самими собой. Никакого боя за Липицы не было. Немецкие бомбардировщики налетели на мост через Оку у Серпухова и повесили много осветительных бомб, которые мы приняли за пожар. А зенитная артиллерия стреляла как по фашистским бомбардировщикам, так и по осветительным бомбам.

— А пулемет? Он же стрелял рядом, — пытался еще уточнить положение Барулин.

Стрелок-радист Монзин сбегал к дому, где мы ночевали, и рассказал, что ночью около нашего дома остановилась полуторка со счетверенной пулеметной установкой. А когда начался вражеский налет, зенитчики с полуторки пытались сбить осветительные бомбы из пулеметов. Вот так и вели мы себя в ту ночь, как пуганые вороны.

Иван Иванович Киньдюшев, 1918 г.р.  Пилот 112-го полка ночных охотников-блокировщиков. Воспоминания из книг «К победным рассветам». 1978 и «Сто сталинских соколов в боях за Родину», 2005.

Приближалась весна. В профилактории, куда меня направили из госпиталя, я познакомился с заканчивающими лечение командиром звена старшим лейтенантом Сергеем Кондриным и его штурманом лейтенантом Владимиром Савельевым.

Профилакторий располагался на живописном берегу Оки, в помещении бывшего дома отдыха (Речь идет либо о пущинской усадьбе, либо о доме отдыха в деревне Лужки – прим.). Река в этом месте делает небольшой изгиб и скрывается в синей дали заокских лесов. Из наших окон хорошо виден аэродром (Липицкий – прим.), и все свободное время мы с нескрываемой завистью наблюдаем за его напряженной фронтовой жизнью. Почти круглые сутки экипажи поднимают в небо воздушные корабли, часто на изрешеченных машинах возвращаются с боевых заданий. Как-то сами по себе возникают у нас дружеские беседы о недавно пережитом.

Помнится, в одну из майских ночей после хорошей трепки, полученной над целью, наш экипаж возвращался на аэродром. Мы рассчитывали сделать еще один боевой вылет. Шли со снижением, далеко впереди виднелась серпуховская «вертушка» — световой маяк для входа в Московскую зону. Сравнительно недалеко от него в низине, на берегу Оки, располагался наш аэродром. Весной из поймы реки и с озер в низину частенько наплывал туман, закрывавший аэродром и подходы к нему. Очередной фортель выкинула погода и на этот раз: густая туманная пелена быстро закрывала взлетно-посадочную полосу. Мы торопились приземлиться.

— В районе аэродрома истребитель противника! — вдруг доложил радист.

— Смотреть за воздухом! — приказал Борисов. — Будем садиться.

Да, в такой обстановке нужны и острый глаз, и постоянная готовность вступить в схватку с врагом. Мы прекрасно сознавали и другое: в случае посадки на чужом аэродроме отдохнуть нам не придется. С рассветом надо успеть перелететь на свою точку, а вечером — снова в бой.

Впереди показалась тонкая расплывчатая цепочка стартовых огней. Не делая «коробочки», решили садиться с ходу. Включили фару, и по наклонной прямой Ил-4 заскользил вниз.

— Шасси выпущены, — докладываю я.

Взгляд командира корабля Василия Борисова устремлен через стекло кабины вперед, на приближающуюся полосу.

— Высота — пятьдесят метров. Скорость — сто восемьдесят! — продолжаю докладывать, а сам зорко слежу за воздухом и приборами.

— Щитки выпущены полностью! — слышен голос радиста.

— Высота — тридцать. Скорость — сто шестьдесят. В ту же секунду чуть выше правого мотора мелькнули огненные трассы. Одновременно заработал крупнокалиберный пулемет нашего стрелка-радиста Бориса Кулешевича.

Свет посадочных прожекторов с трудом пробивается через слой тумана. Огни полосы исчезли. Борисов не отрывает взгляд от приближающегося поля. Левая рука на секторах управления моторами, правая — на штурвале.

— Высота — десять. Пять...

Наконец наш Ил-4 плавно коснулся колесами грунта. На пробеге из кабины хорошо было видно, как над аэродромом, словно ленты серпантина, скрестились красно-зеленые мечи. Это стрелки били из всех пулеметов. Аэродром встретил врага шквалом огня. Замечаю, как в пелене тумана перед самолетом взметнулись четыре фонтана разрывов. Немецкий летчик после неудачной попытки атаковать нас в воздухе решил на посадке накрыть самолет серией бомб. К счастью, все они упали впереди и справа, ни один осколок нас не задел.

О втором вылете в эту ночь не могло быть и речи. Туман все уплотнялся и через некоторое время совершенно закрыл аэродром.

На другой день мы вторично встретились с вражеским охотником. Было это так. Основной аэродром снова закрыло туманом. Бомбардировщик, чуть не касаясь макушек сосен, взял курс на запасной. Вдруг видим: прямо на нас мчится «Мессершмитт-110». Я припал к пулемету, но было уже поздно. На встречном курсе он вихрем пронесся мимо буквально в нескольких десятках метров. На борту пирата хорошо был виден черно-белый крест, а под фюзеляжем я успел заметить створки бомболюков. Огонь радиста из верхней турельной установки тоже оказался запоздалым.

И все же вражеский охотник не вернулся в тот день домой. Атаковав один из наших самолетов, он ранил радиста, но тот, превозмогая боль, длинной пулеметной очередью сразил врага. Немецкий истребитель-бомбардировщик упал прямо на аэродром. Летчиком оказался матерый фашистский ас. В его планшете была найдена карта, а на ней отмечены города, которые он подвергал бомбардировкам. На груди у фашиста висел Железный крест...

В Октябре 1943 года противник сосредоточил большие силы своей бомбардировочной авиации на ближних к линии фронта аэродромах в районе Могилёва для массированных действий по важнейшим объектам нашего тыла.

Наш полк, вооружённый самолётами типа B-20 "Бостон", базировался на аэродроме Липицы  (Серпухов).

Юрий Яковлевич Чепига, 1918 г.р. Летчик 566 штурмового авиационного полка. Фрагменты текста из его книги «Воспоминания».

Наш 566 штурмовой авиационный полк (самолеты Ил-2 одноместный вариант) базировался на полевом аэродроме вблизи  Серпухова (использовались два аэродрома Липицы и Дракино – прим.).

…Мы быстро вскочили в самолёты, прогрели моторы и вырулили на старт. Один из командиров авиаэскадрилий помог установить самолёты точно в направлении взлётной полосы, ориентируясь по компасу и стоявшем рядом в капонире самолёту. Мысленно я ещё раз оценил обстановку взлёта: слева самолёты и дома деревни Липицы, впереди железнодорожный мост с высокими стальными фермами, справа река Ока. Всё это скрыто в снегопаде. Но ждать улучшения погоды было некогда. Судьбу фронта решали минуты. Сейчас огромнейший урон врагу можно нанести возможной жертвой двух самолётов-штурмовиков и двух жизней, а через час уже в кровопролитных боях преграждать путь врагу придётся десятками тысяч человеческих жизней и огромнейшими материальными потерями.

Зелёная ракета от бежавших впереди офицеров означала, что взлётная полоса свободна.

Я взлетал, выдерживая прямую по стрелке указателя поворота. Мой ведомый лётчик Манычев ориентировался по моему самолёту. Когда под крыльями промелькнули тёмные фермы моста через Оку, я убедился, что по направлению взлетел правильно. Теперь очень важно не потерять землю и не врезаться в высокую трубу кирпичного завода на возвышенности слева. Напряжённо трудился мотор, поднимая всё выше над взгорьем семитонный бронированный самолёт с полными баками горючего, полными комплектами боеприпасов, 600 кг. бомб и 12 реактивными снарядами под крыльями. Благополучно взобрались на возвышенность не теряя из вида землю, вышли на исходный пункт маршрута.

 

Василий Васильевич Решетников, 1919 г.р. Пилот 751 полка дальнебомбардировочной авиации, базировавшегося на аэродроме в Липицах (Фрагменты из его книги воспоминаний «Что было - то было», 2004).

На исходе января (1941 года – прим.) мы перелетели в Серпухов (на аэродром Липицы – прим.), оказавшийся почти на два года нашим главным местом базирования. На войне два года на одном месте? Нет, это не совсем так. Мы не раз на короткое время покидали Серпухов, перелетая на самые разные аэродромы подскока, чтобы приблизиться к районам боевых действий и увеличить боевое напряжение. Другими словами, успеть в течение суток или только ночи совершить не один, а два, а то и три боевых вылета.

Аэродром наш был очень уютный и живописный. По зеленому лугу вдоль прямого берега Оки, пролегала взлетно-посадочная полоса. Вровень с нею, но подальше, кривыми изгибами и врастяжку, где в капонирах, а где в открытую, раскинулись самолетные стоянки. Против центра полосы, поодаль — врытые в зеленую горушку КП и служебные землянки. А за ними, на небольшой возвышенности, виднелись крыши крупной деревни Липицы. Здесь в домах и избах был ночлег наших техников. Летный же состав жил неблизко — на дальнем краю Серпухова в сосновом бору, рядом со штабами, где еще сохранились довоенные постройки каких-то авиационных школ и курсов (вероятно речь идет о летной школе возле Владычного монастыря – прим.).

Жизнь в Серпухове обрела почти размеренный ритм: к вечеру выезжаем на аэродром, утром возвращаемся в общежития. Туда и обратно, держась друг за друга, стоя и сидя на бортах, нас доставляли, катя через весь город, старые трехтонки и скрипучие грузовички-полуторки (старый автомобильный мост располагался рядом с современным железнодорожным мостом – прим.).

С началом весенних разливов полк покидал обжитые места и подсаживался к «богатым» соседям, сидевшим на бетонных покрытиях, а случалось и выживал кого-нибудь из тех, кто мог еще работать с грунта. Но наша приокская пойма после спада воды «приходила в себя» сравнительно быстро, и уже к началу лета, когда она снова была готова держать на себе тяжелые машины, мы возвращались в свои «пенаты».

Невыносимы были запасные аэродромы. Но куда деваться? Наш, пойменный серпуховский, под самое утро, к возвращению экипажей, чаще других выходил из строя, заливаясь выползавшим с Оки туманом. А другой раз вдруг налетят немцы, набросают «лягушек», поковыряют посадочную полосу, и опять с аэродрома летят красные ракеты, отстукивают радиограммы, угоняя всех к соседям. Возвращались мы к себе в лучшем случае к середине дня, а то и под вечер, а к ночи — снова на боевое задание.

В начале июня 1942 года над серпуховским аэродромом был сбит экипаж летчика Цыганкова (на Ил-4 – прим.), вернувшегося домой после всего лишь второго боевого вылета. В первой атаке «Мессершмитт-110» бросился на майора Ломова. Тот увернулся, ринулся к земле и на бреющем ушел на другой аэродром. В ту же минуту немец наткнулся на Цыганкова и в упор сразил его наповал...

Иногда кое-кто, не подозревая того, приводил «гостей» к себе домой на собственном хвосте, сам же становясь жертвой своей оплошности. Так было с Бронниковым. Молодой и толковый летчик, хорошо обстрелянный и уже познавший, казалось, все мудрости ночной войны, одним уроком пренебрег. Он, конечно, видел, но не придал особого значения самолету, идущему за ним по пятам с включенными, как и у него, бортовыми огнями. Идет — ну и пусть идет. Не он один, Бронников, шел с боевого задания — возвращался целый полк. Но вот у границ аэродрома, где в ожидании посадки скапливались самолеты, «ведомый» подтянулся метров до ста, выключил огни и выпалил густой жгут пуль и снарядов. Это был «Мессершмитт-110»! Бронников как споткнулся. Самолет завалился на крыло, опустил нос и — в землю.

Все произошло мгновенно. Тихонов моментально угнал нас на другие аэродромы, а возвратясь к полудню, мы шли на посадку через еще дымившую машину.

Поражала простота развязки — не ждал, не думал. У своего порога — бац! — и нету.

А вот Попеля в начале июля 42-го года подстерегли за Окой из засады. Там, в густом черном лесу, по ту сторону от нашего аэродрома, иногда по ночам вспыхивали таинственные световые сигналы. Они видны были с воздуха, даже с берега, с полкового командного пункта. А когда по тревоге мчал на те огоньки вооруженный десант или с воздуха неслись к ним пулеметные трассы, они исчезали, но потом появлялись снова. Говорили, будто это немецкие наводчики. Мы не очень верили в наводчиков, потому что их ни разу не удалось накрыть, но то, что над лесом невидимками ходили «мессера-110», знали точно. Капитан Попель, готовясь к посадке, слишком далеко зашел в сторону леса. Там он и был схвачен. Погиб весь экипаж.

Прозевал, конечно, экипаж, а чтоб по правде — стрелки-радисты. Ночь-то была со светлинкой, черных ночей немцы не любили и в драку, пока у них не было локаторов, в черноте не лезли. Заднюю полусферу, откуда только и идут атаки, охраняют стрелки, и никто больше, а они, судя по тому, что не сделали ни одного выстрела, за воздухом в ту минуту не наблюдали. Один зевок — и такой ценой. Хотя в воздухе другой цены не бывает...

Вечерние визиты немцев были все-таки редки. Чаще всего они появлялись под утро — к возвращению полков с задания. Учитывали они, вероятно, и нашу усталость после многочасовых полетов в противоборстве с зенитчиками и истребителями, да и видимость на зорьке прояснялась.

Немцы, рыскающие по ночам над районами базирования советской авиации, по нашей терминологии — пиратствовали. Мы тоже применяли такую же форму боевых действий, только у нас именовалась она деликатно — «свободная охота». Добровольцы-охотники всегда находились. В ясную лунную ночь, когда полк после выполнения боевого задания затихал на стоянках, командир разрешал на остаток ночного времени заправить машины, подвесить бомбы, запастись патронами и прогуляться к фашистам. Там всегда обнаруживались подходящие цели — действующий ли аэродром, неподвижно пережидающий ночь или катящий по перегону железнодорожный состав, а то ночная колонна, шествующая по шоссе к фронту.

Комдив Логинов с идеей применения «свободной охоты» не расставался, развивал ее дальше и вскоре стал формировать новый специальный полк охотников-блокировщиков на американских самолетах «А-20-Ж» — «бостонах», как их называли попроще. <…> Среди тех, совсем немногих, кто первым, освоив машину, начал боевую работу, был замечательный летчик, мой однокашник по летной школе Иван Курятник.

Воевал Иван до конца войны. Воевал как работал — по-крестьянски спокойно, добротно и честно. 310 раз летал к немцам. Кажется, никогда не было у него каких-либо ошибок — не горел, не прыгал, никого не терял. Невероятная до неправдопобности биография боевого летчика! Даже когда над Восточной Пруссией с втулки коленвала слетел винт, Иван как ни в чем не бывало привел самолет аж в Серпухов.

Иногда с ним, а чаще сам, я простаивал ночами на балконе, провожая самолеты на боевые задания и под утро встречая их. С возвышенности аэродром был как на ладони, и жизнь его со стороны казалась загадочной, полной неожиданностей. Нет-нет да и появлялись немцы. Постреляют, сбросят две-три бомбы и исчезают. Им вдогонку долго бухает ПВО, потом и она успокаивается. И снова все идет своим чередом. Если бомбы взрывались в стороне — посадка продолжалась. Случалось, на летном поле — всех угоняли на другой аэродром, а наш погружался в темень, и наступала настороженная тишина.

Рядом с основным аэродромом, чуть восточнее и тоже на берегу Оки, призывно поблескивал огоньками посадочной полосы, почти точно копируя общие контуры действующего, ложный (по всей видимости у деревни Балково – прим.). Но немцев он так ни разу и не соблазнил. Зато однажды, возвращаясь в проливном непроглядном дожде с боевого задания, там оказался Павел Петрович Радчук.

В поисках своего аэродрома он наконец увидел прямо перед собой мерцающие в ливневых потоках огни посадочного «Т», убрал газ, успел выпустить шасси и сел. Самолет пропорол песчаные бугры, прибрежный кустарник, наскочил на овражек и, подняв хвост, стал на нос. Павел Петрович был смущен, но как всегда спокоен. Никто его не упрекнул и даже не затронул шуткой — слишком высок был его летный и боевой авторитет, чтобы прикасаться к этой его невольной оплошности. Да и особой беды не случилось: самолет прикатили на стоянку, подремонтировали и через пару дней пустили в полет. Ложных аэродромов в то время развелось немало — почти в каждой дивизии по штуке. Немцы эту навязчивость заметили и, еще не утратив чувства юмора, в одну из ночей прошли небольшой, но плотной группой через «подделку» у наших соседей, сбросили на нее деревянную бомбу и с ходу по всем правилам бомбежного искусства разделали боевыми действующий.

...Одной из первых для нас дальних целей оказался гитлеровский командный пункт в Ангербурге — небольшом городке Восточной Пруссии, где, по данным разведки, пребывал будто бы сам Гитлер. Задача возникла внезапно, и в тот же вечер, 27 мая, мы поднялись с кратовского аэродрома (наш серпуховский еще подсыхал).

…Петин лирический настрой особых вопросов не вызывал: именно в то серпуховское время он познакомился с очень симпатичной и миниатюрной Наденькой, ставшей потом его женой и счастьем на всю жизнь.

…Запомнился серпуховский случай, когда Симкин во время взлета из-за отказа мотора слетел с полосы и тут же взорвался. Крутогуз, видя застывшие на старте от такого зрелища самолеты, обрулил их и, не дожидаясь сигналов перепуганного стартера, взлетел мимо горевшего Симкина и пошел на задание.

…И уязвимым я был. Да еще как! Не раз и «доказывал» это. Случайная и непростительная пилотская ошибка в бурную ночь на исходе осени сорок второго года не в счет, но и она могла оборвать бег моего времени.

На подходе к аэродрому (судя по дальнейшему описанию аэродром в Липицах – прим.) я попал в сильнейшую болтанку. Холодный фронт гнал с севера рваные клубящиеся тучи, и слабая луна только усиливала это мрачное и суровое зрелище. Самолет валился с крыла на крыло и, независимо от моих усилий, то кидался вверх, то куда-то проваливался. Приборные стрелки как очумелые носились по циферблатам, и за ними лучше было не гоняться, а положиться на более спокойную индикацию планки авиагоризонта. Цепко следя за нею, я вполне уверенно шел в облаках, постепенно теряя высоту. Планка, как полагается, застыла чуть выше неподвижного индекса и некоторое время держалась спокойно, но затем медленно тронулась вверх, свидетельствуя, что самолет переходит на слишком крутое снижение. Естественной реакцией было чуть взять штурвал на себя, но планка продолжала смещаться, и, пытаясь остановить это уже почти пикирование, я потянул штурвал с силой, даже сверх меры. Планка не отреагировала. В ту же секунду меня охватило тревожное предчувствие неотвратимой беды — стрелка скорости ползла к нулю, а высота застыла. Но было поздно. Моторы внезапно остановились, и я почувствовал, как самолет клюнул вниз и качнулся вправо. Штопор! Что я натворил? На выручку — школьная наука: педаль, противоположную штопору, вперед до отказа, штурвал за нейтрально от себя и — ждать. Самолет должен войти в режим вращения и только после двух-трех витков, а то и больше (все-таки это бомбардировщик, а не истребитель) может явить желание выйти из него. Но хватит ли высоты?

Жуткая тишина, шипящий воздух. Ребята запаниковали и, еще ничего не понимая, наперебой окликали: «Командир, командир!», — а я, сцепив зубы, мертво держал рули и ждал последнего мгновения, когда их можно тронуть в надежде не врезаться в землю.

Вышли, вращаясь, из облаков. Прямо перед глазами проплыла на темно-сером плато черная заросшая лощина. Высота на исходе. Больше судьбу испытывать нечем. Осторожно повернул штурвал влево и почувствовал, как за ним потянулось крыло. Взял на себя — нос приподнялся. Тяну смелее. Самолет послушно пошел за рулем, прекратил вращение, и, когда метрах в ста, а может, и пятидесяти, выровнялся, моторы дружно забрали и потянули вперед.

Авиагоризонт был мертв. Планка его забилась под самый верх, перекосилась и застыла. Отказал, проклятый, но так коварно — плавно и постепенно, будто с ним ничего не случилось.

— Ну чего вы, ребята? Все в порядке, — только и смог проронить я.

Все погрузились в полное молчание.

Вошел в круг. За Окой, на берегу, кто-то горел. На земле узнал — Иван Шубин. Молодой и у нас недавний, но крепкий летчик. Симпатичный синеглазый блондин, располагал к дружбе. Передал — подбили. Из облаков вышел с горящим мотором и в районе третьего разворота — прямо в землю. Болтанка, конечно, его доконала.

Посадка как посадка. Зарулил на стоянку, но, сойдя на землю, вдруг почувствовал в теле незнакомую слабость, апатию ко всему на свете, чуть ли не сонное состояние. Ноги мои обмякли, и я зашел под крыло, растянулся на жухлой траве, тяжело задышал. Пропади все пропадом! В ту минуту я не смог бы снова подняться в воздух.

Ребята курили в сторонке.

Потом все сошло, а после ста граммов водки к завтраку почти забылось. Но днем во время сна, мои простыни сворачивались в жгуты, путались в ногах, мешали спать.

Под вечер экипаж получил новое задание, а над соснами, в бору (вероятно в д.Лужки – прим.), где было наше жилье и стоял штаб, как дикое войско, неслись все те же тяжелые тучи и холодный ветер не собирался стихать. Все это напоминало вчерашний срыв и порождало неприятное чувство не то что неуверенности или страха, но какой-то душевной неуютности, которую нужно было как-то преодолеть.

На аэродром с экипажем я уехал пораньше. Самолет был заправлен и готов к полету. Авиагоризонт стоял новый, в люках заканчивалась подвеска бомб.

— Бомбы снять, — скомандовал я.

Оружейники недоуменно переглянулись.

— Снимайте, снимайте. Так надо.

В самолет я сел с каким-то злым азартом. Легко взлетел и сразу вошел в облака. Швыряло, как и в прошлую ночь. Протянул немного к линии фронта, вернулся и, открутив несколько глубоких виражей, убрал газ, пошел на посадку. Душа была на месте, настроение взвилось, ребята стали разговорчивей, откликались на шутки, вворачивали свои.

— Подвешивать бомбы, пойдем на войну!

О моем срыве в штопор, кроме экипажа, не знал никто.

Воздушная операция по глубоким тылам подходила к концу. На очереди был Бухарест, но Василий Гаврилович часть экипажей уже переключил с дальних целей на сталинградские задачи и готовил полк для перелета на оперативный аэродром Рассказово — поближе к району боевых действий, поскольку от Серпухова мы успевали сделать за ночь всего лишь один вылет, а Рассказово позволяло и два.

Наш новенький «Ил-4» был готов, и, приняв его по всем правилам, мы поднялись в воздух. Сделав над заводом пару контрольных кругов и убедившись, что самолет ведет себя вполне нормально, а его системы в рабочем состоянии, взяли курс на Серпухов.

Аэродром был пуст. Не мешкая, прихватив застрявших техников и штабников, ушли в Рассказово и мы.

Кончался сентябрь. Работы — невпроворот (оборона Сталинграда – прим.). Было сплошное время, без граней часов и суток. Нас рвут на части, требуя на передовую то на одном участке фронта, то на другом. Строго говоря, работенка эта для штурмовиков и ближних бомбардировщиков, но их в воздушных армиях все еще маловато, и они выбиваются из сил, а ночников среди них вообще нет.

Зато наше кровное дело — непростое. Через западные железнодорожные узлы и станции день и ночь идут эшелоны с войсками и вооружением. Немцы гонят их из Германии, снимают с других фронтов и прут эту несметную силу на Сталинград, на Сталинград. До них, кроме нас, никому не дотянуться, и мы, наконец, покидаем Рассказово, возвращаемся в свой Серпухов и оттуда веером — то на дальних подходах, то на ближних подступах — по два вылета в ночь, наваливаемся на эти вагонные стада.

АДД (Авиация Дальнего Действия – прим.) в этой борьбе (за Сталинград – прим.) наседала на немецкие оперативные перевозки, тянувшиеся с резервами к фронту, но спустя неделю после нового, 1943 года частью сил подсела поближе к Сталинграду (после 7 января 1943 года 751 полк еще раз временно покинул аэродром в Липицах – прим.).

Наконец, линия фронта. Свои! Но не падать же от радости! Перебираем попутные аэродромы. Вот на ближайшем и сядем. Высота держится. Мотор новых фокусов не выдает, тянет потихоньку, как раненый солдат. Так стоит ли садиться на ближайшем? Может, пройти к следующим? Прошли и мимо них. Под утро сели дома, в Серпухове.

Зрелище на земле открылось любопытное. С моторного капота был выдран метровый бок. На двух цилиндрах разбиты головки. В фильтрах полно железа. Мотор пришлось менять, а капот мастера заклепали огромной дюралевой латкой и крупно на ней прочеканили: «Днепропетровск».

Жарким июльским вечером, еще задолго до захода солнца, полк сидел под самолетами в ожидании появления с КП сигнальных ракет. Или зеленых — для немедленного взлета, или красных — отбойных. Разведчики погоды, ища проходы к Орлу, один за другим возвращались с маршрутов, сообщая о непроходимых грозах, но команды на отбой командир не давал. Видно, и его держало на взводе старшее начальство, раз уж очень нужно было ударить, именно сейчас, в эту ночь, по сплетению железных дорог и сгрудившимся там составам, подтягивавшим к трещавшему в разгоревшейся Курской битве немецкому фронту войска, вооружение и горючее.

Мы беспокойно курили, балагурили, о чем-то возбужденно спорили, стараясь отделаться мыслями от предстоящих испытаний. Временами, когда с КП вдруг взлетала зеленая ракета, аэродром замирал в молчании, но никто не трогался с места — ждали следующую. Появлялась красная. Еще зеленая и опять красная. Значит, ждать. Терпеть не могли мы этих долгих ожиданий. Лучше уж в воздух, куда угодно, пусть даже в грозы. Нервы взвинчены до предела. В других случаях в такую погоду давали отбой, и по аэродрому прокатывался ликующий клик. Осознавали все без малейших сомнений и колебаний, что сегодня очень важно нанести еще один удар по фашистским тылам и его укреплениям, и мы готовы это сделать от души и со вкусом, но, когда схватка со стихией становится намного опаснее поединка с врагом, ребята, помимо собственной воли, при виде серии красных ракет, не скрывали своей радости. Значит, еще на один день, до следующей ночи, гарантирована жизнь, целые сутки никто в нас не будет стрелять и ломать в непогоде самолетные кости. А завтра все обернется к лучшему, и душа возвратится на место.

Но на этот раз нас держат неспроста, и легкими решениями тут не пахнет.

Вдруг над аэродромом прострекотал «УТ-2» и стремительно с крутым разворотом пошел на посадку. Это, конечно, наш комкор генерал Логинов. Его маленькую спортивную, белую, в красных разводах машинку в корпусе знали все. Обычно, появляясь на аэродроме, он подруливал к КП и дело имел с начальством, а тут потребовал общего сбора летного состава. Дело оказалось неожиданным: сразу пятерым из нашей дивизии присвоили звание Героев Советского Союза — Павлу Петровичу Радчуку, трем штурманам — Максиму Алексееву, Паше Хрусталеву и Володе Рощенко, ну и, как оказалось, мне. Рад я был, конечно. Возликовал. Логинов больше нас не задерживал, и мы снова отправились к самолетам.

На разведке был Андрей Трифонович Холод. Вернулся, не прошел. За ним шел Франц Рогульский. Уж если он не пробьется, значит, никто не пройдет. Радиограммы шлет тревожные — грозы, грозы и слева, и справа. Вот-вот будет отбой. Не дай бог, дадут команду на взлет, я ж домой после этой награды, без удара по главной цели, не вернусь. И любая запасная меня не соблазнит. Но чем все это кончится?

Вдоль стоянок катит полуторка. Свисая с подножки, штабной гонец на ходу оповещает экипажи: готовиться только «старикам». Кто «старики» — уточнять не нужно. Нас в этом новом полку пока не наберется и десятка. Уже хорошо смеркается. Ждать нечего: или — или. Наконец, зашипела ракета — зеленая. Вторая — зеленая. Все!

— Запускай!

От нетерпеливого ожидания моторы запустили все разом и толпой порулили на старт.

Ткнулся я в грозы под Тулой. Вверх не полез — там непроходимые горящие стены. Кручусь в извивах туч у нижней кромки. Она рваная, не сплошная.

То попадаю в ливень, то в трепкие облака. Потом опять вырывается земля, но черная, непроглядная, только в молниях обнажающая свои ориентиры. Там, за облаками — полная луна, но свет ее сюда почти не проникает. Петя Архипов следит за каждым километром пути, с земли не сводит глаз. Хоть и крутится курс — от шоссе и железной дороги, идущей к Орлу, мы далеко не уходим.

Кажется, вышли первыми — на цели ни одного взрыва. Станция просматривается. Куда ей деться — такой крупной, с дышащими паровозами? А ПВО, видимо, уповая на грозы, замешкалась, но огонь все-таки открыла. Еще позже вспыхнули прожектора. Два полка зенитной артиллерии и до 60 прожекторов — это для одного бомбардировщика многовато. Одна утеха — бить будут, пока придут в себя, не все сразу.

Петя выложил вдоль путей и составов все бомбы залпом, и мы, сопровождаемые стрельбой, быстро ретировались, влетели в облака и пошли домой.

Я был так взвинчен всем происходившим в этот вечер и эту ночь, что даже не поинтересовался, бомбил ли еще кто-нибудь Орел, кроме нас, тем более после посадки меня торопили на последнюю машину, поскольку все уже разъехались, а в летной столовой, хотя и загоралось новое утро, был назначен торжественный ужин.

Вдоль заглавного стола — командиры: Логинов, Тихонов, Смитиенко, Шапошников. Замполиты, конечно. За длинными артельными столами — офицеры двух полков. По залу снуют наши девушки-официантки — принаряженные, благоухающие, в туфельках, как цветочки. На столах праздничные блюда, закуски, фронтовая водочка. Были сказаны торжественные речи. Ответствовали и мы, так сказать, именинники. Смешно пытаться вспоминать, кем и что в тот вечер было сказано, но сохранилась в старой армейской газете фраза, с которой начал я свою ответную речь: «Жизнь моя принадлежит Родине...» Хорошо сказал. Все мы принадлежим Родине. Это не только состояние, но и чувство, такое же органичное, как чувство любви и вечной привязанности к отчему дому — к матери, к отцу. Как у них — к детям. И жаль называть его нерусским растрепанным словом «патриотизм».

Торжественный дух держался недолго. Столы поехали к стенам, сгоравшие от нетерпения «явить свое искусство» полковые баянисты растянули мехи, и пошла гулять пляска. Женщины, по уши влюбленные в Тихонова, вытащили его на середину зала, и он, совершенно неохочий к танцам, прямой как шест, стал с ленцой легонько перебирать ногами, постукивая подковками в такт частушечным ритмам. А вокруг него, как пчелы, вились наши дамы, но, постепенно оттеснив подружек, Тихоновым уже единолично овладела Маша. Миниатюрная, изящная, легонькая, как мячик, в раздутом пестрым парашютиком платьице, она юлой носилась вокруг своего красавца и, выбивая мелкую дробь, звонким голосом выдавала частушку за частушкой. В танцующем круговороте ребята ее поддерживали, подбрасывали новые запевки, и Маша ладно отзывалась, находя им продолжение, но вдруг, разойдясь, видно, на исходе репертуара, неожиданно оторвала озорную:

Повернись ко мне лицом,

А я к тебе грудью…

Зал замер в ожидании невозможного («Расстегни свою ширинку, покажи свое орудье» - прим.). Только шаркали ноги да заливались баяны. Неужели допоет? Допела, разбойница! Как с обрыва, рухнул неудержимый, сотрясающий стены хохот. А Василий Гаврилович, будто ничего не произошло, продолжал выстукивать синкопы, и только легкая улыбка чуть пошевелила его губы.

Машка! Машка! Бесконечно дорогие наши девушки! Одинокие, замужние, потерявшие мужей и семьи. Среди них немало беглянок с оккупированных территорий, из разбитых городов и поселков. Никто не знал, когда они отдыхают и отдыхают ли. Столовая ни днем, ни ночью не знала покоя — одни спешили на разведку, другие на облеты, те шли на задание, а эти возвращались. А они все там, в зале, с тяжелыми подносами — быстрые, ловкие. Но выпадет короткая, как вот эта, веселая минута — не упустят. У многих романы — то легкие, безнадежные, то вполне серьезные, «с перспективой».

Как они бросаются с тревожными вопросами к первому входящему после полета в зал: «Все вернулись? А мой?» Сколько волнений переносят каждую ночь, ожидая нас с боевых заданий, как страдают, потеряв своих любимых, да и просто тех, кого они знали и видели каждый день, кто был с ними шутлив, добр и ласков. Да одни ли они работали рядом с нами, не зная покоя и отдыха, живя в тревогах и горе? Лаборантки, связистки, медички... Святые женские души, наши незабвенные мадонны того сурового времени...

…Машина моя была на ремонте, и в полет в ту ночь я не собирался, но вместе со штурманом эскадрильи Иваном Плаксицким и начальником связи Николаем Митрофановым приехал на аэродром, чтобы проверить подготовку и выпустить на задание нашу молодую команду. Воздушного стрелка Васю Штефурко я оставил в городе (Серпухове – прим.) — пусть развлечется, да и мы имели намерение после окончания взлета вернуться туда же — заглянуть в городской театр или попасть на какую-нибудь киношку. Были мы в свежих гимнастерках, отглаженные и сверкающие. Иван привинтил во всю грудь ордена, Митрофанов тоже в наградах, у меня висела Золотая Звезда.

…К концу сентября (1943 года – прим.) о себе чувствительно заявила осенняя погодка — подули ветры, зачастили дожди, потянулась низкая облачность. От этого боевое напряжение не спадало, но вывозка самых молодых летчиков, недавних школьных выпускников, притормозилась. Некоторым еще были нужны простые метеоусловия, но они все реже появлялись, и вырвать несколько часов летного времени в промежутках между боевыми полетами становилось чем дальше — тем труднее. А в таблицах боевого состава все еще зияли пустоты, ожидая имен новых командиров экипажей.

Собирались мы с Радчуком полетать с молодыми — после боевого вылета — и 5 октября. В ту ночь полк бомбил укрепленные районы на переднем крае обороны немцев по Днепру. Вернулись после семичасового полета под утро. Над аэродромом ползли клочья низкой облачности, а воздух был в сырой дымке. Все это не располагало к инструкторским полетам, и мы без раздумий уехали в Серпухов, к своей столовой и общежитию. Но после завтрака нас удивила совсем иная атмосфера — чистое небо, солнечные лучи, тишина. Радчук, идя рядом со мной, закинул голову вверх и произнес:

— Знаешь что? Давай вернемся на аэродром — полетаем с молодыми.

Я стал его отговаривать в том смысле, что не стоит это делать сейчас, что куда лучше, немного вздремнув, полетать вечерком, перед боевым вылетом.

— Нет, — упрямился Павел Петрович, — к вечеру погода может испортиться. А ребята нас ожидают.

Уговорить его мне не удалось, но и я с ним не согласился и отправился спать.

Днем разбудили меня шум, возбужденный говор, топот ног. Кто-то оказался рядом.

— Что случилось? Чего расшумелись?

— Радчук разбился! С ума сойти!..

Причин его гибели так никто и не раскрыл. Свидетелей не было. Обломки молчали. В них лежал Павел Петрович и экипаж молоденького лейтенанта Чеботарева. Кто-то уверял, будто вскочили они в мощно-кучевое облако и оттуда вывалились в беспорядочном падении. Предположений было множество — техника, ошибки, усталость... Поговаривали о залетном «мессере». Это предположение начальству понравилось больше других. На том и сошлись.

До захода солнца я успел полетать с моей молодой «командой» и в ночь того же дня сходить на бомбежку железнодорожного узла Минск. На другой день похоронили Павла Петровича и его молодых собратьев, а вечером снова пошли на передний край у Днепра. Было не до поминок (Согласно устному сообщению В.В. Решетникова Радчук упал у деревни Иваньково – прим.).

Николай Денисович Дудник, 1918 г.р. Летчик 178 истребительного авиаполка. Воспоминания из сборника «Я дрался на истребителе», 2006.

В училище я прошел программу И-16 и в полку я также принял И-16, но с более мощным мотором и пушечным вооружением. Поначалу летали только днем, к ночным полетам нас не готовили. Что говорить, даже к дневным боевым вылетам я был не готов. Мы умели только взлетать и садиться, да пилотировать в зоне. Боевого применения мы так и не прошли — война началась.

Практически на войне учились, поэтому и потери несли...

Наш 27-й авиационный полк ПВО особого назначения до войны имел два или три комплекта личного состава. С началом войны на его основе были сразу же созданы три полка. 27-й ИАП остался в Клину, 177-й ИАП — в Дубровицах под Подольском, а нас, 178-й ИАП, посадили на полуторки, в кузова которых мы положили сено, и повезли под Серпухов на аэродром у деревни Липицы.

Первый бой я вел прямо над аэродромом где-то в середине июля. Пришел одиночный немецкий разведчик. Никто не дежурил, вели себя еще беспечно. Мы все еще считали, что война быстро закончится. Меня выпустили по тревоге, и я на глазах у всех опозорился. Облачность была плотная на высоте порядка 1500 метров. Я только к нему приближусь — он в облака. Я болтаюсь, жду, когда он из них выйдет. Он выскочит где-нибудь, я к нему, а он опять уходит. Я, конечно, пострелял по нему, но с большой дистанции не попадешь. Вот так он и ушел.

…Горючее на исходе. Я спикировал, прижался к реке Нара и на бреющем домой. Через железнодорожный мост перевалил, а там уже наш аэродром. С ходу сажусь — аэродром был укатан целиком. Сел и рулю к стоянке. Вылез и иду в землянку КП. Смотрю, стоит командир полка и Иващенко, мой ведомый, ругается: «Дудник полез в драку и сам погиб». Он, конечно, не думал, что я в этой каше жив останусь.

…Так вот, 28 ноября под Серпуховом я на ЛаГГ-3 сбил немецкий самолет-разведчик «юнкерс». Какой, не скажу — в воздухе не определишь, но скорее всего «Юнкерс-86».

Атаковал я его сзади сверху. Целился по кабине, но, видимо, в последний момент летчик меня заметил и дал ногу вправо. Моя очередь вместо кабины пошла на плоскость, отбив оконцовку левой плоскости. Самолет свалился в штопор, а с отбитой оконцовкой вывести машину из него невозможно. Я его сопроводил до земли (никто из него не выпрыгнул), заметил место, где он упал, набрал высоту и пошел домой. Интересно, что самолет не сгорел. Доложил командиру полка, и тут же на место падения вылетел У-2 с инспектором дивизии по технике пилотирования полковником Шолоховым. Население уже успело раздеть погибших, но документы были целые. Парашюты привезли — мы из шелка сделали шейные платки, поскольку шею стирали — головой крутить много приходилось.

После ЛаГГ-3 пересели на Ла-5. Правда, один раз я вылетел на МиГ-3. Наш аэродром у деревни Липицы осенью 41-го уже обстреливался немецкой артиллерией. Поэтому мы его использовали как аэродром подскока, на ночь улетая под Каширу на аэродром Крутышки. Это, кстати, был один из самых голодных периодов, поскольку в Липицах мы целый день питались только чаем с сухарями и сахаром, стоявшими в землянке в больших мешках.

Зимой 1941 года у нас напряженность боев не спадала. Поскольку мы прикрывали железнодорожный мост через Оку, на который немцы постоянно бросали свою бомбардировочную авиацию. В основном Ю-87е. Если бы им удалось вывести из строя железнодорожный узел и мост, то Тулу бы сдали. Нам сказали, что если при тебе его повредят — расстрел. Погибло там много зимой. Максимов со своим самолетом прямо под лед ушел. Немцев было много, а нас мало... Но отстояли мост.

 
Карта 1936 года, масштаб в 1 см 1 км
Автор: RomanViktrich   
04.03.2016 14:37

Открыть карту в отдельном окне

 
Быт крестьян села Липицы в 19-м веке
Автор: Administrator   
29.02.2016 13:47

Фрагмент описания характера и быта крестьян села Липицы и окрестных деревень из книги уроженца села священника Троицкого.


 
Демография г.Пущино
Автор: Administrator   
16.02.2016 12:03

 

 

Информация к размышлению.

«О демографической ситуации в Пущино»

Эта статья была подготовлена два года назад. В начале 2001 года, воспользовавшись таким удобным случаем, как завершение века и тысячелетия, мы сочли необходимым познакомить жителей Пущино с «пореформенным» состоянием города, представленным в сухих цифрах статистики, чтобы дать возможность каждому из нас почувствовать, к чему привели необдуманные действия, стремление получить всё и сразу. Статья была опубликована в нескольких номерах газеты "Пущинская среда". Сегодня мы дополнили рассказ информацией за 2001-2002гг.

Нижеприводимая информация отслеживалась в  течение более 10 лет и обработана по состоянию на конец 2002г. Кроме того, использованы сведения, полученные в ЗАГСе г.Пущино, информация по социально-экономическому развитию города в период 1986-1990гг, статистический отчет ПМЦ РАН, а также материалы из периодической печати.


В советское время надежным источником информации служили результаты переписи населения. Жизнь была стабильной, все изменения в стране и городе  были постепенными. Переписи проводились регулярно, примерно раз в 10 лет, этого было вполне достаточно для объективной оценки происходящих изменений, для выявления тенденций развития, для прогнозирования.

Последний раз перепись населения СССР была проведена, как известно, 14 лет назад, в январе 1989 года, и спустя всего 2 месяца, в марте того же 1989 года, были опубликованы предварительные итоги этой переписи.

В ноябре 2002 года была проведена перепись населения России. Однако до сих пор, а прошло уже 9 месяцев после окончания переписи 2002г., в печати нет никаких сведений о её результатах.

К сожалению ни в Президиуме ПНЦ, ни в Администрации не сохранились для истории города результаты переписи 1989 года. Многие цифры есть, конечно, в районном Отделе статистики,  но,  в соответствии с новыми условиями жизни, услуги управлений статистики теперь стали платными. Поэтому мы вынуждены использовать только ту информацию, что собрана нами самостоятельно.

В настоящем сообщении постараемся проследить и показать в цифрах жизнь города с января 1987г. по  декабрь 2002г. (за последние 5 лет более подробно).

Вот как выглядел наш город в конце 1986, 1997, 2000  и 2002гг.

Возрастной состав населения города Пущино

Таблица №1.

Возрастной состав населения

Всего в Пущино на конец периода, тысяч чел.

1986г

1997г.

2000г.

2002г.

Всего жителей

мужчины

женщины

18,7

21,0

9,5

11,5

20,2

19,9

Дети  до 16 лет

Из них

дети дошкольного возраста

27,3%       5,1

2,35

17,1%        3,6

1,2

14,85%      3,0

0,9

15%           3,0

0,8

Жители трудоспособного возраста

мужчины с16 до 60

женщины с16 до 55

11,0

12,9

6,42

6,48

12,3

11,8

Жители пенсионного возраста

мужчины старше 60

женщины старше 55

14%          2,6

4,5

1,22

3,28

24%           4,9

1,55

3,35

25,6%        5,1

1,6

3,5

Что сразу обращает на себя внимание?

- Мужчин и женщин трудоспособного возраста в городе одинаковое количество. Но картина резко меняется для лиц пенсионного возраста: мужчин-пенсионеров намного меньше, чем женщин, например, в 1997 году почти в 3 раза.

- Заметно сокращается количество детей в городе.

- Детей в1986г было столько же, сколько в 2002г. стало пенсионеров. А детей в 2002г. почти столько же, сколько было пенсионеров в 1986г.

Начнём разговор  с показателей смертности в Пущино. В таблице № 2 приведены данные по возрастному составу скончавшихся с выборкой по годам анализируемого периода.

 

Таблица № 2.

 

 

 

Возрастные категории

1987г.

1994г.

1995г.

1999г.

2002г.

2010

2011

2012

моложе 40 лет

-

30

34

31

24

моложе 50 лет

22

52

66

60

53

моложе 60 лет

40

112

43%

113

45%

95

92

моложе 70 лет

64

50%

157

62%

170

66%

179

56%

173

54%

старше 70 лет

63

50%

104

38%

88

34%

143

44%

146

46%

Всего скончалось

127

261

258

322

319

292

280

294

В таблице № 3 приведены сведения за три 5-летних периода: период 1988-1992гг, 1993-1997гг и период 1998-2002гг.

Таблица № 3.                                                                         

Возрастной интервал

Всего скончавшихся

1988-1992

1993-1997гг

1998-2002гг

моложе 40 лет

77

120

101

40 - 50 лет

42

95

110

50 - 60 лет

предпенсионный возраст

135

241

20%

180

60 - 70 лет

167

224

350

моложе 70 лет

421

680

57%

752

старше 70 лет

349

522

715

Всего за период

770

1202

1467

Сразу же оговоримся, что период 1988-1992гг трудно считать нормальным для страны и, соответственно, нашего города, так как жизнь к концу «перестройки» уже дала большой крен, и в 1990 году, а затем ещё раз в 1992 году в городе скачкообразно выросла смертность, главным образом преждевременная, чего не наблюдалось ранее.

С 1992 года обнаружила себя очень тревожная тенденция: год за годом стала расти смертность в возрастной категории до 40 лет, то есть совсем молодых людей. В 1994 году количество таких случаев преодолевает 10%-й барьер и устойчиво сохраняется далее.

В 1993-1997гг 20% от общего числа скончавшихся были люди предпенсионного возраста, 45% скончавшихся в 1995г. - трудоспособного возраста. Эта тенденция также сохраняется, ежегодно 30 -  40% от числа скончавшихся не дотягивают до пенсии.

За период 1993-1997гг 57% из числа скончавшихся не дожили до 70 лет.

Таким образом, растет абсолютное число умерших всех возрастов, и наибольший рост смертности наблюдается у молодых  лиц и лиц среднего возраста. В 1999г. скончалось почти в 3 раза больше пущинцев, чем в 1986г. (322 и 114 соответственно). А в 1995г. только граждан трудоспособного возраста скончалось столько же, сколько скончалось в 1986г. граждан всех возрастов (113 и 114 соответственно).

В России в среднем наибольший рост смертности (по сравнению с серединой 80-х годов) так же, как в нашем городе, наблюдается у молодых и лиц среднего возраста. Для возраста 20-39 лет он составил 75%, для 40-44 лет – 100%, для 60-64 лет – 56%, для 65-69 лет – 36%.[5]

Картина рождаемости с 1986 по 2002 годы в нашем городе выглядит следующим образом [1].

Динамика рождаемости в Пущино за период 1986-2002гг.

Таблица №4.

Год рождения

Количество родившихся

по актам ЗАГС

Количество  прописанных в городе

детей этого года рождения

по данным Паспортного стола

в 1997г.   в 2000г.   в  2002г.   в 2003г.

1986

273

334

334

335

1987

294

333

330

330

1988

230

258

265

265

1989

245

307

307

310

1990

240

291

296

291

1991

203

204

205

207

1992

196

214

216

223

1993

206

188

197

198

1994

177

165

167

162

1995

190

160

165

174

1996

174

151

154

152

1997

152

109

91

85

1998

143

104

102 98

1999

140

113

121 116

2000

139

99

101 102

2001

146

114 135

2002

178

136 177

2003

160

128

2004

139

2005

162

2006

148

2010

178

2011

187

2012

189

Средний возраст жителей города в 1997г. был 41,6 лет, как и в 1987 году, однако, как видно из таблицы № 4, рождаемость в нашем городе за эти 10 лет «реформ»  упала в 2 раза. Кроме того, из таблицы № 4 видно, что идёт процесс миграции населения: прибывают семьи с  детьми школьного возраста, и уезжают семьи с малолетними детьми. Причём выбывает из города от 25 до 30% от общего числа новорождённых.

О том, что детей в городе становится всё меньше, свидетельствует и такой общеизвестный факт. В конце 80-х - начале 90-х годов в городе было 7 детских дошкольных учреждений и планировалось строительство ещё одного детского сада в растущем микрорайоне "Д". А сейчас в городе функционируют по прямому назначению всего 3 (три) детских сада. В одном из бывших детских садов теперь разместился приют для безнадзорных детей.

Важными показателями развития народонаселения являются динамика рождаемости и смертности, а также соотношение их абсолютных величин (естественный прирост).  Как менялись эти  показатели в период 1987-2002гг. в нашем городе, показано на диаграмме (Рис.1, случаев на 1000 человек населения за год, промилле).



Рис.1. Динамика рождаемости-смертности (1987-2002гг).

За период 1986-2000гг всего родилось 3000 детишек, причём за первую пятилетку родилось 1280 детей,  за следующий пятилетний период родилось  970, а за 1996-2000гг - менее 750.  Или,  в первой половине этого периода родилось около 1800 детей, а во второй половине периода «реформ» всего 1200.

За период 1986-2000гг всего скончалось  3130 человек, причём за первую пятилетку скончались 680 человек,  за вторые 5 лет периода - 1100, а за следующие 5 лет - 1350 человек.  То есть,  в первой половине периода умерло около 1120 человек, а во второй половине периода «реформ» более 2000.

Естественный прирост за 5 лет 1986-1990гг  составил +600 человек, за следующие 5 лет 1991-1995гг естественный прирост (уже убыль) составил  минус 122 человека. Естественная убыль  за 5 лет 1996-2000гг составляет уже минус 600 человек.

Ещё два прожитых года (2001-2002гг) не изменили ситуацию к лучшему: скончалось за эти два года ещё 607 человек, родилось (акты регистрации ЗАГС) всего 324 ребёнка, естественная убыль за два последних года составила, как минимум,  283.

При этом заметим, что в 2002 году родилось рекордное за последнее пятилетие количество детей – 178. Казалось бы, можно порадоваться приросту.

Но не будем спешить. Учтём, что 32 ребенка из 136 родившихся в 2001 году и 42 ребенка из 178 родившихся в 2002 году увезены родителями в другие города, они не стали пущинцами. Поэтому приходится признать, что на самом деле неестественно-естественная убыль в городе за два последних года составила более  350, за период 1996-2002гг более 950.

В целом за период «перестройки и реформ» 1986-2002гг естественная убыль в г.Пущино превысила 470 человек.

На заседании Думы МО в ноябре 2000г. с сообщением о демографической ситуации, сложившейся в Подмосковье, выступил министр Здравоохранения Правительства Московской области Владимир Семенов. По его словам в 2000г. естественная убыль населения  в регионе составила -0,3%, что несколько ниже, чем по России (-0,5%). Там же было сказано, что на тысячу населения трудоспособного возраста приходится 695 нетрудоспособных граждан, причем 57,8% из них – лица пожилого возраста. [4]

В нашем  городе естественная убыль населения в 1999 году была равна  -0,9%,  в 2000г.

-0,75%, т.е. гораздо выше, чем в среднем по Подмосковью. В 2000 году, соотношение трудоспособного и нетрудоспособного населения выражалось цифрами, соответственно,  642 и 62%. Убывая большими темпами, мы к 2000 году состарились сильнее, чем Подмосковье в общем.

В 2002 году на каждую тысячу населения трудоспособного возраста приходилось 686 нетрудоспособных граждан, причём 63% от нетрудоспособного населения составляли лица пожилого возраста.

Рис. 2. Соотношение возрастных категорий жителей Пущино (1980, 1986 и 2000гг) и Подмосковья 2000г.

Сравнительная характеристика изменений показателей (в промилле) рождаемости-смертности по России и по нашему городу 1987г. и 1994г. представлена таблицей № 5. А на рис.3. приведена диаграмма изменения естественного прироста в Пущино в течение всего рассматриваемого периода 1986-2002гг.

 

Таблица № 5.

Случаев на тысячу населения

1987

1994

Направление изменений

Рождаемость

Россия

17,2

9,5

уменьшение в 1,7 раза

Пущино

16,0

8,5

уменьшение в 1,9 раза

Смертность

Россия

10,4

15,75

увеличение в  1,5 раза

Пущино

5,8

14,1

увеличение в  2,4 раза

Естественный прирост

Россия

6,8

- 6,15

убыль

Пущино

10,2

- 5,6

убыль

Рис.3. Динамика естественного прироста-убыли в Пущино (1986-2002гг).

 

В России, как  и в нашем городе, до 1987 года наблюдался рост рождаемости и, соответственно, рост населения. Естественный прирост по России в 1987 году был равен +6,8 промилле. В 1991 году была пройдена нулевая отметка, после чего началась убыль населения. В 1994 году естественная убыль составляла –6,15 промилле. [6]

В Пущино, соответственно, естественный прирост в 1987 году +10,2, нулевая отметка пройдена в 1992 году, в 1994 году естественная убыль составила – 5,6. То есть, изменения в Пущино идут синхронно с изменениями в целом по России. Можно даже сказать, что сегодня наш город – это среднестатистический населенный пункт России. И только потому, что население нашего города было очень молодым, показатель естественной убыли в 1994 году немного меньше, чем по России.

В 1999г. смертность в Пущино превысила среднестатистический показатель России.


Рис.3. Динамика рождаемости-смертности по России и Пущино, 1986-2003гг.

Как известно, в 1987-1989гг средняя продолжительность жизни в СССР была 70 лет.

В 2001 году в опубликованном АП исследовании отмечалось, что продолжительность жизни в России снизилась до 55,5 лет. В том же 2001 году в Японии этот показатель был равен 73,8 года, в Швейцарии 72,1 года, в США 67,2 лет [9].

Средний возраст скончавшихся жителей Пущино, по годам:

 

1993г.              64 года

1994г.              63 года

1995г.              61 год            муж. 55

1996г.              66 лет

1997г               69 лет

1998г.              69 лет

1999г.              66 лет

2000г.              66 лет             муж. 58

Продолжительность жизни  мужчин на 8-12 лет меньше, чем женщин, и в 2000 г. составила 58 лет. Средняя продолжительность жизни мужчин нашего города за период 1993-1999гг - 59 лет. Поэтому у нас в городе мало мужчин пенсионеров.

Известно, что численность населения Пущино между 1986 и 1997гг изменилась [3], в 1997 году нас стало больше примерно на 1500 человек. Видимо, вкоре после распада СССР, между 1992г и 1995г численность населения достигла максимума, а затем начался спад (нужны точные данные из Статуправления). Естественный прирост 1992-1995гг был уже отрицательный (убыль), поэтому единственная причина увеличения численности после 1992г. – миграция. Однако, вопреки распространённому заблуждению, город не стал «спальней» для переселяющихся стариков. По имеющимся в нашем распоряжении данным видно, что идёт активный приток  семей с детьми 5-14 лет, а  это преимущественно молодые семьи: в среднем прибывающие гораздо моложе убывающих, о чём будет сказано ниже. Хотя, конечно же, в целом наш город стареет, так как стареет коренное население, и этот процесс сопровождается резким спадом рождаемости.

За 5 последних лет рассматриваемого периода, 1998–2002гг, численность населения города Пущино уменьшилась на 1130 человек.

Следует добавить, что на самом деле картина еще более безотрада, т.к. очень многие горожане трудоспособного возраста, оставаясь формально прописанными в Пущино, фактически подолгу проживают и работают за его пределами, в том числе  за рубежом.

Уменьшение населения происходит как по причине ухода из жизни (за 5 лет скончалось около 1510 человек), так и в связи с выездом граждан из города на новое место жительства (за 5 лет выехали около 1670 человек).

Прирост населения идет за счет рождений (за 5 лет прибавилось примерно 570 новорождённых), а также за счет приезжающих в наш город на постоянное место проживания граждан (их за те же 5 лет прибыло 1480 человек).

То есть, всего за 1998-2002гг: выбыло 3180 человек, прибыло 2050 человек.

За последние два года (2001-2002гг) нас стало меньше на 300 человек, а всего по сравнению с началом 1998г.  -  на 1130 человек  меньше.

Естественная  убыль (если так можно выразиться) за этот период – 940 человек.

Убыль за счет  миграции - 190 человек.

Средний возраст уезжающих из города (1998-2002гг)  –   45 лет.

Средний возраст приезжающих к нам (в те же годы)         - 36 лет.

Необходимо отметить, что в последние годы категория выезжающих "помолодела", если в1998-2000гг средний возраст выезжающих из города был равен 51, то в 2002г. - 37 лет. Средний возраст приехавших в 2002г. – 38 лет.

Кроме прибывших на постоянное место проживания 1480 человек, к началу 2003 года в Пущино проживали 340 человек с временной регистрацией (в том числе 120 студентов). Средний возраст временных жителей (начало 2003 г.)  равен 35 годам.

Обращает на себя внимание тот факт, что число уезжающих из города больше числа прибывающих в город. До «реформ» было совсем иначе.

Из истории города известно, что за 3 года периода 1979-1981гг (период нормального развития) в Пущино наблюдалась такая картина:

Приехали, всего                     - 810 человек.

Уехали, всего                          - 370 человек.

Естественный прирост          +330 человек.

Такая тенденция позволила тогда нашим ученым (М.Цыганов, Г.Иваницкий, ИБФ АН СССР), строить математические модели развития города, условно считая его «открытым».[7]

В таблице №6 приведены для сравнения количественные характеристики 3-х лет тогдашнего устойчивого развития и 3-х лет  «реформ» (1998-2000гг).

Таблица № 6

Показатели за период

1979-1981гг,

человек

1998-2000гг,

человек

Естественный прирост

+ 330

- 500

Изменение за счет миграции

+ 440

- 270

Изменение численности населения за период

+ 770

- 770

Если по аналогии подыскать название теперешнему состоянию города, то лучше всего подойдет выражение «проходной двор». Миграция в обоих направлениях велика, зачастую для вновь прибывших Пущино является лишь перевалочной базой, чтобы после кратковременной передышки отправиться дальше. Соответственно, ощущается отношение небрежения ко всему вокруг, как у бомжей: ни беречь то, что создано до них не надо, ни строить, ни украшать. В городе - на улицах, в подъездах заметны следы неряшливости, разрушения. Так к своему родному дому не относятся. К тому же подросло поколение, не приученное ни беречь, ни строить.

Не принесло нам радости и право на собственность жилья. В городском фонде свободного жилья нет, ведь все теперь собственники, строительство нового стало невероятной проблемой. В результате, кому-то негде жить, нет возможности купить жильё и завести семью; а кто-то не знает как распластаться по 2–3-м квартирам, устраивая в «лишних» склады, сараи, притоны, сдавая в поднаём случайным, но денежным, лицам.

Откуда приезжают в Пущино новые жители и куда уезжают от нас? Такую статистику удалось собрать и обработать за 3 года (1998-2000гг). География перемещений представлена в таблице № 7.

Таблица № 7.

Откуда приезжают

в Пущино

Количество,

%

Куда уезжают

из Пущино

Количество,

%

Москва

Московская область Серпухов

Серпуховский район

40

Москва

Московская область

Серпухов

Серпуховский район

65

Красноярский край

Приморский край

Магадан

Тюмень

Мурманск

Сибирь

Н.Новгород

Чечня

Самара

Екатеринбург

Ивановская обл.

38

Краснодарский край

Ставропольский край

Тульская область Воронежская область

Ульяновская область

Тула

Брянск

Кострома

Ярославль

Владимир

18

Украина

Казахстан

Киргизия

Узбекистан

Грузия

Литва

Латвия

Армения

Азербайджан

15

Белоруссия

5

Реэмиграция

(Израиль, США)

1

Эмиграция

(США, Европа)

5

Из заключения

6

Осуждены

Выселены по решению суда

7

Всего, человек:

730

1000

И что бы нам ни говорили об «успехах реформ» в «образцовых» регионах (а ведь всего два года назад не только что говорили – пели!), но факты - упрямая вещь: статистические показатели по приезжающим в Пущино, город уже далеко не тот образцовый, каким он был в 1986 году, говорят об обратном - бегут люди из Нижнего Новгорода, Самары, Саратова, Екатеринбурга так же, как из Чечни, Грузии, Азербайджана, с Украины. А предпочитают уезжать в Белоруссию, Краснодар, Подмосковье, Тульскую область, Брянск. Уезжают наши жители, туда, где лучше, чем в Пущино, качество жизни и выше её уровень, т.е. где есть работа, можно полноценно распоряжаться собой, иметь детей. На те деньги, что удаётся зарабатывать на предприятиях Пущино, сложно прокормить семью и воспитать детей. Это главная причина миграции из города.

Особые случаи миграции – город Москва и страны дальнего зарубежья. Четверть выехавших,  ~250 человек, перебрались в Москву: работать, учиться, получать пенсию. Молодые люди стремятся на работу в Москву, хотя работа там, как правило, связана с потерей и специальности, и квалификации.

Пока что москвичи живут «на фонтане, из которого бьет золотой поток» [Е.Гайдар]. Москве достались 57% всех зарубежных инвестиций, направленных в Россию. В банках Москвы прокручивается до 80% отечественного капитала. Через городской бюджет проходят налоговые поступления от естественных монополий. Поэтому в пересчете на одного жителя Москвы приходится в 22 раза больше финансовых поступлений, чем в среднем по России.[5]

Средний возраст научных работников, инженеров, строителей, врачей, учителей стремительно приближается к 60. Кто же через несколько лет станет строить, учить, лечить, заниматься наукой, когда уйдут на пенсию и из жизни все специалисты? Отток молодых поколений в банковскую сферу, торговлю и охрану (а только эти занятия, не считая откровенного криминала, позволяют сегодня обеспечить существование) – невосполнимая потеря для страны и сулит неизбежный крах всего жизнеустройства в ближайшем будущем.

Постараемся  разобраться в том, где пущинцы работают сегодня, и сравним с 1986г.

По информации Статуправления [9] следует, что в самом городе в 2002г. работали – 8,3 тыс. человек; за пределами города - 2,2 тыс. человек. В числе 8,3 тысяч работающих в городе было 1,5 тысячи пенсионеров по возрасту.

Таблица № 8.

Занятость населения

Количество на конец периода, тысяч человек

1986г.

2002г.

Всего жителей трудоспособного возраста

из них: ст.школьники, учащиеся, студенты

инвалиды

неработающие по другим причинам

 

10,84

0,7

-

11,8

0,4

0,36

0,54

Всего экономически активного населения

10,14

10,5

В т.ч. занято в экономике города пенсионеров

0,6

1,5

Всего занято в экономике города

в том числе:

- в производственной сфере, всего

в т.ч.: промышленность, строительство

жилищно-коммунальное хозяйство

другое (транспорт)

- в непроизводственной сфере, всего

в т.ч.: наука

образование

здравоохранение

городское управление

другие области экономики -

(частное предпринимательство,

торговля, бытовое обслуживание,

почта, связь, финансы,

культура, искусство)

10,14

2,42

1,42

0,6

0,4

7,72

4,5

0,7

0,52

0,2

1,8

8,3

1,3

0,34

0,9

0,05

7,0

3,3

0,7

0,52

0,2

2,3*)

Работают вне города, всего

-

2,2

*) Обратим внимание в [9] на «другие области экономики». В это понятие Статуправление включает теперь такие сферы деятельности, как промышленность, строительство, транспорт и связь, торговлю, частное предпринимательство (что по преимуществу – тоже торговля), общественное питание, бытовое обслуживание, культуру, искусство, финансы. То есть сюда включена производственная сфера деятельности, чего прежде не бывало. В таблице № 8 всё, что из перечисленного относится к производственной сфере, указано отдельными строчками.

Что изменилось в характере занятости населения в результате "реформ"?

1. Появилось более полутысячи человек трудоспособного возраста, не занятых общественным трудом вообще.

2. Более 20% трудоспособного населения работают за пределами города.

3. Занятость населения в производственной сфере упала в 2 раза.

4. В 3 раза выросло количество работающих пенсионеров.

Каково здоровье  наших жителей сегодня, что изменилось за прошедшие годы?

Всего по состоянию на 31.12.2000г в ПМЦ прикреплено на медицинское обслуживание 20 562 человека (население Пущино и родственники, не прописанные в Пущино).

Обеспеченность населения Пущино (на 10 000 человек) медицинскими кадрами в сравнении с Московской областью и Россией в целом представлена таблицей № 9.[2]

Таблица № 9.

врачей всех специальностей

средний медицинский персонал

1997

1998

1999

2000

1997

1998

1999

2000

Россия

45,2

113,3

Московская обл.

41,5

103,4

ПМЦ  РАН

60,9

57,2

56,2

52,0

146,8

145,2

140,4

126,0

Как видно из таблицы, показатель обеспеченности медицинскими кадрами в Пущино при общем его снижении год от года, продолжает оставаться более высоким, чем по России и Московской области.

Наибольшее количество врачей в ПМЦ относится к возрастной группе 40-60 лет и старше.

В упоминавшемся выше сообщении министра здравоохранения Правительства МО В.Семенова говорится: «Средств на медицинское обслуживание жителей области требуется все больше, тем более, что рост заболеваемости наблюдается во всех возрастных группах и по всем основным классам заболеваний. Особенно тревожит рост социально значимых инфекций. Так, по количеству ВИЧ-инфицированных Московская область в 2000 году переместилась с 5-го места на 2-е по Российской Федерации. Заболеваемость туберкулезом

за последние 10 лет выросла в два раза и достигла уровня, когда в пору говорить об эпидемии.» [4]

Заметно растёт количество больных  и в нашем городе.

Особую тревогу вызывает рост социально-значимых заболеваний. Так например, в 2002 году количество больных туберкулёзом (забытого в стране за 70 лет Советской власти) достигло 225, в том числе 80 детей до 16 лет.

В 1993г. инвалидов (1, 2 и 3гр.) было около 800 человек, в конце 1995г. их количество было уже немного более 1000 человек, в 1999г. около 1200. К началу 2001г. количество инвалидов достигло 1300 человек;  почти третья часть  из этого числа, 380 человек, люди трудоспособного возраста, ещё 100 – дети до 18 лет включительно. В конце 2002г. инвалидов в городе стало чуть более 1400, в том числе более 390 - трудоспособного возраста.

Основные болезни, приведшие к инвалидности: сердечно-сосудистые ~ 35% (от общего числа); нервно-психические заболевания ~19%; онкологические ~8,5%.

На рисунке №4 представлена диаграмма возрастных групп инвалидов в 1995 и 2000 годах. К сожалению, аналогичными сведениями за предыдущие годы не располагаем. В таблице №10 даны количественные сведения об инвалидах в 1995, 1999  и 2000 гг по возрастным интервалам.

Таблица № 10.

Возрастной интервал

1995

1999

2000

до 18 лет включительно

90

98

106

от 18 до 40 лет

124

103

115

от 40 до 50 лет

114

113

120

от 50 до 60 лет

234

193

213

от 60 и старше

451

698

723

Всего инвалидов:

1013

1205

1302

 


Рис.4. Возрастные группы инвалидов в Пущино (1995 и 2000гг).

 

По частоте важнейших заболеваний среди взрослого населения Пущино в 2000 году первые места занимают и имеют тенденцию к росту: болезни органов дыхания; системы кровообращения; новообразования; психические расстройства; инфекционные заболевания.

Наблюдается также резкое увеличение заболеваний печени, почек, глаз.

Быстро растет заболеваемость детей и подростков. Особую тревогу вызывает характер этих заболеваний: наряду с обычными для этой возрастной категории болезнями (болезни органов дыхания, инфекционные заболевания), наблюдается резкий рост нехарактерных для детского возраста болезней:

болезни костно-мышечной системы > 12%,

травматизм и отравления > 10%,

болезни нервной системы и психические расстройства  > 10 %.

Вот некоторые итоги проведённой в 2002 году диспансеризации детей Пущино от 0 до 18 лет. Из обследованных детей до 1 года признаны здоровыми 7,6%, выявлено с различными патологиями и функциональными отклонениями 89%, с анемией 3,4%. Педиатров особенно беспокоит увеличение заболеваний нервной системы в этой группе детей. В 2002 году среди 178 новорожденных 70 малышам поставлен диагноз постэнцефалопатия [8].

Во время диспансеризации подростков 15-17 лет здоровыми признаны 6,8%, у 93,2% обнаружены различные отклонения и патологии - нарастает число заболеваний органов пищеварения, сколиозов, потери зрения, психических реактивных состояний [8].


Динамика заболеваемости детей дошкольного возраста выглядит следующим образом:

Пояснения:          детская  заболеваемость из расчета на 1000 детей;

в 1991 году в детских садах были введены ставки врачей;

в 1997 году стали сокращать ставки врачей в детских садах

и была нарушена система профилактики в детской поликлинике.

Причины смерти в течение 1997- 1999гг выглядят следующим образом:

I место,   52,3 %, от заболеваний системы кровообращения.

II место,  20,4 %, от злокачественных новообразований.

III место, 18,4%, от травм, отравлений, несчастных случаев.

По России, третье место - от злокачественных новообразований, второе место – от отравлений, несчастных случаев. В напечатанной в «Пущинской среде» статье [11] приведена ужасающая статистика по алкогольным отравлениям. Только за 11 месяцев 2002 года от случайных алкогольных отравлений в России умерло 36.299 человек, что на 6% больше, чем за тот же период 2001г. В этой связи стоит вспомнить ЧП советского периода, когда несколько пущинцев отравились метиловым спиртом - по своей вине, заметим, украв его в институтской лаборатории. Тогда были предприняты все меры к их спасению, всех срочно на вертолёте отправили в Московские клиники. И спасли почти всех. А 36299 погибших в 2002г. приобрели ядовитый алкоголь в  торговой сети.

Растет смертность и среди инвалидов. Из-за недоступности дорогостоящих обследований, операций, лекарственных препаратов, из-за разрушения системы здравоохранения (некогда, кстати сказать, лучшей в мире) в целом, сегодня неминуемая смерть грозит тем больным,  которые в «застойные» годы жили, не оформляя инвалидности и почти не замечая своего недуга.

В 2000 году по сравнению с 1995 годом в городе скончалось почти в 2 раза больше инвалидов (103 против 62 соответственно).

В статистическом отчете ПМЦ РАН отмечается резкий рост смертности в городе в 1999 году.[2]

Далее, в качестве иллюстрации неблагополучия со здоровьем,  приведена диаграмма динамики онкозаболеваемости в городе [2] и динамика изменения смертности в возрасте 40-44 лет, % (1984г. = 100%) по России.


Рис.5. Динамика показателей онкозаболеваемости в Пущино.

Подробно анализируя причины избыточной смертности и дефицита рождений в России, по критериям медицинской науки определяемых как эпидемия, доктор медицинских наук, академик И.А.Гундаров приходит к выводу, что основная причина депопуляции – это попытка смены  либеральными реформаторами традиционного мировоззрения, внедрение идеологии индивидуализма и стяжательства, внушение чувства исторической вины, национальной ущербности, цивилизационной отсталости. Такие черты чужды отечественной культуре, более того, относятся ею к сфере духовного неблагополучия. В результате  экономический кризис сопровождается “насилием над духом”. Происходит глубинная психологическая реакция отторжения, сопровождаемая ростом смертности и спадом рождаемости. Сильнее страдают при этом мужчины, так как их социальная роль подверглась большей деформации. И наиболее сильно страдает молодежь и лица среднего возраста, так как у них нравственное повреждение оказалось максимальным без тех защитных механизмов, которые наработали старшие поколения в предшествующей жизни.[5]

Подводя итоги, приведем четыре примера, наглядно характеризующие происшедшие на наших глазах изменения в стране и, неминуемо,  в нашем городе:

· Cведения о ежемесячной покупательной способности населения России в период восстановления народного хозяйства после войны 1941-1945гг, в период так называемого «застоя» и в 2000г., таблица №11. [5]

Таблица №11

Продукты

1950г.

1980г.

2000г.

Мясо(кг)

35

93

24

Молоко(л)

214

497

120

Яйца(шт.)

1070

1681

923

Хлеб(кг)

221

497

150

· Цифры демографических потерь 1992-2000гг в сравнении с 1926-1939гг (коллективизация, голодные годы, репрессии), таблица №12. [5]

 

Годы

Таблица №12.

Суммарные

ежегодные потери

(% от числа жителей)

Абсолютные потери (млн. чел.)

Избыточная смертность

Дефицит рождений

Общее количество

1926 – 1939 (14 лет)

8,5

4,0

12,5

0,53

1992 – 2000 (9 лет)

5,0

12,3

17,3

0,91

·


Динамика смертности во время кризиса конца 20-х годов на Западе (1926 - 1933гг) и во времена «реформ» 1990 - 1994гг в России.[5]

·


«Кресты» либеральных реформ в России и странах СНГ.[5]

 

 

 

 

 

«Понимающему  достаточно», - говорили древние римляне.  Достаточно ли нам?

Завершая это сообщение, согласимся с Г.Р.Иваницким [7], что в таком небольшом городе, как наш, собрать и обработать информацию о народонаселении особого труда не составляет. И, видимо, назрела необходимость специально собирать её для истории города, структурировать, сохранять и регулярно анализировать.


Заключение.

Для чего  же слово сказано? Для чего мы решили поделиться со своими земляками тем, что узнали сами?

Очень хочется, чтобы жители нашего города, от рядовой уборщицы до именитого академика, посмотрев на достигнутые результаты, представленные в цифрах, задумались:

«Что же мы сделали со своей страной? Что детям своим оставляем?!»

Нужно срочно  выправлять ситуацию.

И в первую очередь необходимо перестать делать вид, что все идет, как надо,  а если  что и не так, то нас не касается. Всех касается!

 


Кривенко Татьяна Павловна, ведущий специалист-программист.

Косякова Нелли Ивановна, доктор медицинских наук, профессор.

г. Пущино, июль 2003 г.

 

 

 


Использованные материалы:

1. Сведения ЗАГС, г.Пущино.

2. Статистический отчет ПМЦ РАН за 1997 – 2000гг.

3. Цифры социально-экономического развития Пущино в 1986 –1990 гг (экономист Исполкома Пущино Т.Г.Дрокина).

4. Пресс-служба Московской областной Думы, декабрь 2000.«Доклад министра здравоохранения Правительства МО на заседании Думы МО 29 ноября 2000г.»

5. И.А.Гундаров «Демографическая катастрофа в России», монография, М, 2001г.

6. Россия  на пороге  ХХI века, «Русь Державная», №1, 2001г.

7. Г.Р.Иваницкий «Новый старт или последний финиш», Вестник РАН, 2000, т.70, №3.

8. Будущее зависит от настоящего. «Пущинская среда»,  №13, 2003г.

9. Информация Серпуховского районного отдела государственной статистики. «Пущинская среда»,  №9, 2003г.

10. Средняя продолжительность жизни россиян. «Советская Россия»,  №116, 2001г.

 

11. Что мы пьём? «Пущинская среда»,  №14, 2003г.

 
Старые фотографии Пущино и окрестностей
Автор: Administrator   
05.02.2016 17:09

Программа winrar, необходимая для распаковки архивных файлов

версия 1

версия 2 для 64 битной windows

Файлообменник mediafire.com, где хранятся файлы, не у всех открывается. Это зависит от провайдера. Если у вас не открываются ссылки, попробуйте скачать у знакомых, кто входит в интернет через пущинского провайдера ИТЭК.

 

Фотографии Беспалова, из фондов Пущинской библиотеки, часть 1

Фотографии Беспалова, из фондов Пущинской библиотеки, часть 2

Фотографии Печникова, из фондов Пущинской библиотеки, часть 1

Фотографии Печникова, из фондов Пущинской библиотеки, часть 2

Фотографии Керженцева, из фондов Пущинской библиотеки

Фотографии Берестовского, из фондов Пущинской библиотеки

Фотографии Коровянского, из фондов Азимута

Фотографии Пущино и окрестностей неизвестных авторов

Фотографии 1958-1959 года (академики выбирают место для города) и другие фото, из фондов Пущинской библиотеки

Фотографии деревни Аладьино 1941 года, из фондов Пущинской библиотеки


 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая > Последняя >>

Страница 4 из 9