Краеведение
Тешилов и Серпухов в 15-17 вв.
Автор: Василий Демидов   
06.03.2018 12:55

 

ВОЗВЫШЕНИЕ СЕРПУХОВА В XV-XVII ВВ. И ИСЧЕЗНОВЕНИЕ СОСЕДНИХ ДРЕВНЕРУССКИХ ГОРОДОВ НА ПРИМЕРЕ ТЕШИЛОВА.

Демидов В.Э.

Статья опубликована в сборнике:

V научно-практическая конференция "Города центральной России в истории предпринимательства и культуры". Серпухов. Доклады, сообщения. Тула, 2017. С. 56-61.

 

Первое упоминание города Серпухова содержится в духовной грамоте Ивана Калиты и относится к 1339 году. В это время он был, по всей видимости, типичным небольшим городом, подобным множеству других городов Руси. Площадь его городища, слои которого относятся еще к домонгольской эпохе, сравнительно велика (Юшко, 1991), но в письменных памятниках отсутствуют упоминания о нем, что свидетельствует о малом политическом значении Серпухова. Все изменилось в 1374 году, когда князь Владимир Андреевич заложил деревянную дубовую крепость и сделал Серпухов центром своего удела. Воскресенская летопись так описывает это событие: - «Того же лета князь Володимер Андреевич заложи град Серпохов в своей отчине, и повеле в едином дубу срубити его; живущим же ту человеком и приходящим отъинуды, ту житии хотящим, подасть многу волю и лготу; наместничество же прикоза в граде том Якову Юриевичу Новосилцю, околничему своему. Тогда же той благоверный князь Володимерь помысли в сердци своем церковь въздвигнути в отчине своей в Серпухове на Высоком, и обитель ту въздвигнути, и монастырь устроити, и посла с многою молбою преподобнаго игумена Сергия, иже есть в отчине его в Радонеже, дабы пришедъ благословил место оно и назнаменал идеже церковь поставити; преподобный же, видев веру княжу и любовь его еже к Богу и к святым церквам и к монастырем, не презре молениа его, нимала ослушася, ни помедли, но с многим тщанием идее; пришедъ же в Серпохов и съглядав место, и виде его подобно на устроение монастырю, и створи молитву, полижи основание церкви своима рукама в имя Зачатие святыа Богородица. Князь же моли преподобнаго старца да дасть ему единаго от ученик своих на игуменство монастырю тому; преподобный же створив по прошению его, дасть ему от ученик своих Афонасия именем, искусна и разумна на устроение общаго жития монастырскаго, и паки чюдный он старец Сергий, благословив князя и вся сущаа его, и отъиде в свою обитель. На оном же месте церковь създана бысть, и монастырь съграженъ, и общее житие съставлено и братиа съвокуплена; есть же и до сего дни монастырь он на Высоком, в Серпухове, молитвами святаго и преподобнаго отца нашего Сергиа» (ПСРЛ, т.8, 2001).

Из приведенного отрывка летописи видно, какое важное значение придавал князь Владимир Андреевич, а в его лице и все Московское княжество, этому городу на северном берегу Оки, на пограничье с Рязанским княжеством. С момента появления мощной крепости, статусного монастыря и льготных условий для населения, Серпухов начинает быстро расти и становится настоящим стольным городом, центром многолюдного удела Владимира Андреевича Храброго.

На Рязанской же стороне Оки мы не видим появления аналогичного городского центра. Так же как и в домонгольское время, здесь по волостям разбросаны малые городки-крепости (Куза, 1989), служащие больше как дозорные пункты и центры сбора тягла с сельского населения, чем как ремесленные и политические центры. В течение двух столетий эти соседние малые города исчезнут совсем, уступив право упоминания в документах XVI-XVII исключительно Серпухову, своеобразному местному мегаполису.

Нам интересно проследить процесс исчезновения малых городов в связи с ростом Серпухова, показать, что возвышение одного городского центра происходило именно за счет оттока населения из всех прочих городов, в своеобразной конкурентной борьбе в новых условиях, где преимущество получал лишь только единый крупный городской центр. Сделать это можно на примере древнерусского Тешилова, одного из городов Рязанского княжества на его северо-западном пограничье с Москвой, стоявшего в пятнадцати километрах к востоку от Серпухова на месте современной деревни Спас-Тешилово, куда его единодушно помещают историки и археологи.

Для Тешилова сохранились весьма характерные записи в документах XVI-XVII, которые мы здесь рассмотрим.

В самой ранней переписной Сотной Серпуховской книге князя Фуникова от 1552 года среди посадских людей Серпухова мы встречаем выходцев из Тешилова: «Лавка Гриши да Олеши Климовых Тешиловских на посаде на городской земле у Фрола Святого; лавка Степанка Климова сына Тешиловскаго» (Симсон, 1880, стр 329, 331).

Все эти люди не жили в Серпухове постоянно, поскольку в перечне дворов на посаде их имена отсутствуют. Но, очевидно, хозяева лавок были выходцами из Тешилова на Оке (при этом торговлю они предпочитали вести в Серпухове). В описываемую эпоху существовали еще Тешиловские деревни в Дмитровском уезде, упомянутые в духовной грамоте Ивана Васильевича от 1504 года (Духовные…, 1909).Но у нас есть все основания полагать, что лавки принадлежали выходцам именно из Тешилова на Оке, поскольку, во-первых, иметь лавку без двора удобнее тому, кто живет поблизости, а во-вторых, дальнейшие записи в документах 16-го века будут прямо упоминать о переселении в Серпухов жителей именно Тешилова на Оке.

Следующим по хронологии документом, интересующим нас, является Приправочный список с Книги письма и дозора 1588/89 годов Василия Яковлева Измайлова и подъячего Меньшова Заморцова на дворцовые волости Каширского уезда (Писцовые материалы…, 1997). В нем перечислены жители Тешилова, который на тот момент являлся еще сравнительно крупным селом:

«Погост Тешилова, а на погосте церковь Страстотерпца Христова мученика Гергеле. А церковь поставленья и церковное строение старца Савы Софронова.

Да в Тишилаве ж на берегу у Оки реки слобода, а в ней живут рыболовя. ...И всего семнатцеть дворов, а людеи в них восемнатцеть человек.

Да на Тешилове ж торжок стоит на государеве земле, а торгуют в недель один день, в середу. А на торгу двор таможенной.

Манастырь общеи у Оки реки на берегу, а на монастыре церковь Преображенья господа нашего Исуса Христа древян клетцки. А храм поставленье Петра Игнатьевича Тагтыкова, а церковная строенья мирское приходских людеи да игуменское. Да на манастыре в келье игумен.

Да два двора крестьянских живут на четь выти, а пашют наездом в сельце в Блудове».

Обратим внимание на крупную слободу рыболовов в 17 дворов. Ее обитатели очень скоро начнут покидать свои дома, как это видно из фрагмента челобитной игумена Пафнутьево-Боровского монастыря Иосифа Царю Михаилу Федоровичу от 1630 г.:

«В прошлом, Государи, во 106-м году (1598г), как был Царь Борис в Серпухове на берегу и велел взять Рождества Пресвятыя Богородицы Пафнутьева монастыря старинную вотчину деревенку Тешилову на Оке реке на берегу блиско монастырские вотчины, а в той деревенке, Государи, деревенке Тешилове живали монастырские рыболовя десять человек, а давали, Государи, тем рыболовям казенное и годовое монастырское жалованье хлеб и денги. И в той же, Государи, деревенке Тешилове был устроен двор монастырской для рыбные ловли» (РГАДА. Ф. 159. Оп. 1. Д. 916).

Итак, число рыболовов в тешиловской слободке за 10 лет с 1588 по 1598 год уменьшилось с 18 человек до 10 человек. А еще через 30 лет слобода почти полностью опустеет. В писцовой книге 1627-1629 года уже прямо указано, куда именно переселялись жители тешиловской слободки рыболовов – в Серпухов. Вот эта запись в «Подлинной писцовой книге поместных, вотчинных, дворцовых и порозжих землях в станах: Беспуцком, Туровском, Мстиславском и Тешилове и в Лысцовской волости, письма и меры писца князя Булата Мещерскаго и подьячаго Казарина Башмакова» 1627-1629 гг.:

«Слабодка Тешилова, что взята у Семена Левонтьева, а в ней церковь страстотерпца Христово Егорья, древен клецки, а в церкви оброзы и книги. Строение монастырское и попово, а у церкви во дворе поп Петр Данилов пашни церковные Кузьмин да племянник ево Кондрашко Иванов, а был Миляйко Ильин да сын ево Онфимко живет в Серпухове на купленом месте, бабыль Осипка Матвеев да сын ево Осипко ж живет в Серпухове на дворничестве у Семена Левонтьева, бабыль Данилко Самойлов да сын ево Костько живет в Серпухове на посаде. А тех бабылей места их лежат в пусте, а тем рыболовем дают из монастыря годовое казенное жалованье и корм. <…> Да в вотчине ж два двора кузнецких, а людей в них четыре человека». (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 177).

Как мы видим в этом отрывке текста, к 1629 году три семьи рыболовов переселились из Тешилова в Серпухов, оставив свои места «в пусте». Процесс этот продолжится и в следующие десятилетия. В списке новоприписных тяглецов (плательщиков городского налога) взятых в тягло в серпуховской посад в 1649-1652 году, из числа закладчиков Пафнутьева монастыря за Нарою упомянут Тешиловской Гришка Алексеев сын с братом (Симсон, 1880, стр 287). Этот человек, несомненно, жил в Серпухове постоянно, раз его сделали плательщиком городского тягла. А фамилия его указывает на происхождение – когда-то он или его родители жили в Тешилове, но предпочли навсегда переехать на новое место.

Мы видим в приведенных выше документах, как постепенно пустеет посад древнего Тешилова, а его жители переселяются в Серпухов. Этот процесс, хотя и эпизодически прерывается, как например, появлением двух кузнецких дворов в 1629 году, но все же неуклонно приводит к постепенной деградации Тешилова. К 18-му веку бывший город-крепость превратится в заурядное маленькое сельцо. А рост Серпухова будет продолжаться вплоть до начала 21-го века. Собственно, процесс перетягивания Серпуховым населения из своей округи продолжается и сегодня. Ежедневно десятки и сотни жителей города Пущино, этого своеобразного наследника древнего Тешилова, едут на работу и учебу в Серпухов, в столицу края.

Соседние с Серпуховым древнерусские города: Тешилов, Лопастна, Лобынск, Новый Городок на Протве, Хотунь и прочие, все исчезли в период 15-16 века. Вряд ли можно сомневаться в том, что часть их жителей, точно таким же образом, как и тешиловцы, постепенно переселялись в Серпухов из своих запустевших городов. Серпухов, словно магнит, притягивал людей, ищущих лучшей доли, и в этом его незаметная, но важнейшая роль. Нам, конечно, не удалось бы показать, что появление Серпухова является непосредственной причиной исчезновения соседних городов. Нет, такими причинами скорее являлись катастрофические события: разгромы, эпидемии, пожары, после которых активная городская жизнь навсегда затихала, в один момент или, как в Тешилове, постепенно, в течение нескольких десятилетий. Присутствие же рядом Серпухова приводило к тому, что уцелевшие жители окрестных городов предпочитали не отстраиваться заново, а переселяться в крупный центр. И конечно, через череду катастроф неоднократно проходил и Серпухов. Однако, ничто не смогло остановить рост города, поскольку стечением обстоятельств, среди которых можно назвать и географическое положение, и руку Владимира Андреевича Храброго, и просто общий ход истории, Серпухов был поставлен в преимущественное положение по сравнению с прочими городами. Близость центральных властей и присутствие членов княжеского дома уменьшали произвол и разбой, а церковные святыни привлекали богомольных жителей под свою сень. Мощная крепость Серпухова, где даже посад был обнесен частоколом, предоставляла гораздо более надежное убежище, чем стены малых городков. Но самое главное, что люди купеческого и ремесленного склада, плоть и кровь города, испытывали потребность вести деятельность в едином крупном центре с благоприятными условиями для торговли. И Серпухов, даже испытав неоднократно тяжелые потрясения, всегда был готов предоставить такую возможность.

 

ЛИТЕРАТУРА

Духовные и договорные грамоты князей великих и удельных. / Под редакцией С.В.Бахрушина, 1909, с. 38.

Куза А.В. Малые города Древней Руси. / Москва, Наука, 1989.

Писцовые материалы дворцовых владений XVI века. / Институт Российской Истории РАН, 1997.

Подлинная писцовая книга поместных, вотчинных, дворцовых и порозжих землях в станах: Беспуцком, Туровском, Мстиславском и Тешилове и в Лысцовской волости, письма и меры писца князя Булата Мещерскаго и подьячаго Казарина Башмакова» 1627-1629 гг. / РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 177.

Полное Собрание Русских Летописей, т. XIII, Летопись по Воскресенскому списку, издание 2-е, Москва, 2001.

Симсон П. История Серпухова в связи с Серпуховским княжеством и вообще с отечественною историею. Москва, 1880.

Челобитная игумена Пафнутьево-Боровского монастыря Иосифа Царю Михаилу Федоровичу, 1630 г. / РГАДА. Ф. 159. Оп. 1. Д. 916.

Юшко А.А. Московская земля IX-XIV веков. Москва, Наука, 1991.

 

 

 

 
Финальная дата Тешилова
Автор: Василий Демидов   
16.01.2018 10:13

 

Статья опубликована в сборнике Археология Среднего Поочья за 2017 год.


К вопросу о финальной дате существования древнерусского города Тешилова.


Среди городов рязанского княжества, перечисленных в «Списке городов дальних и ближних» конца 14-го века, упоминается Тешилов, который историки единодушно помещали возле села Спас-Тешилово на Оке в пятнадцати километрах к востоку от Серпухова. Как и множество других городов Списка, Тешилов не дожил до наших дней, превратившись в небольшое село.

Вопрос о времени исчезновения Тешилова, под которым мы понимаем исчезновение крепости и превращение города в село, до сих пор не решен. Попытки выяснить этот вопрос поднимались дважды.

В 1925 году это сделал А.В. Арциховский по результатам проведенных им на Тешиловском городище раскопок (Арциховский, 1925). Финальной датой «жизни крепости» он указал 16-й век. В 2007 году Ю.В. Беспалов, основываясь на летописных свидетельствах и общем историческом контексте, пришел к выводу, что Тешилов в 16-м веке существовал как сторожевой город на окской переправе, и предположительно был сожжен крымскими татарами в 1571 году (Беспалов, 2007. С. 27, 28, 31). Окончательной датой превращения Тешилова из города в село он считал Смутное время (1598-1613 гг.), когда крепость и посад были полностью оставлены населением.

Рассмотрим подробнее доводы исследователей, чтобы показать, что они неверны, либо верны лишь отчасти, и что, по крайней мере, к середине 16-го века тешиловской крепости уже не существовало.

А.В. Арциховский при датировке Тешиловского городища особое внимание уделил открытому им на площадке кладбищу, которое располагалось на небольшом южном участке, непосредственно примыкавшем к воротному разрыву в валах. Часть погребений размещалась прямо в материковом суглинке, часть была сделана путем перекопа более раннего культурного слоя. По обряду погребения, отсутствию вещей, и извлеченной из земли каменной плите с орнаментом «волчий зуб» кладбище было отнесено к 16-му веку. А.В. Арциховский указал, что считает кладбище одновременным крепости, и, несмотря на то, что основная часть находок керамики и предметов была им датирована 12-14 веками, финальной датой Тешилова как укрепленного города Арциховский указал 16-й век. По отсутствию более поздних вещей и поливной керамики он заключил, что в 17-м веке городище уже без сомнений пустовало.

Ю.В. Беспалов, опираясь на заключение А.В. Арциховского о жизни на Тешиловском городище до 16-го века, и принимая во внимание общую обстановку борьбы с татарскими набегами в это время, счел возможным назвать Тешилов сторожевой крепостью на южной границе Московского княжества. Свидетельством того, что Тешилов еще числился городом в 1572 году, он считал упоминание его в Духовной грамоте Ивана Грозного (Духовные…, 1950, С. 435), в которой говорится: «…сыну моему Ивану даю… город Каширу и с Заречьем, …и с волости за Окою рекою, Тешилово, Ростовец, Рославль, Венев, Мстиславль и иные места» (заметим сразу, что в грамоте поставлена форма Тешилово, больше подходящая селу, а не городу). Отсутствие описания тешиловской крепости в писцовых книгах Каширского уезда 1575-1579 гг. (Писцовыя книги… 1877) Ю.В. Беспалов объяснял тем, что, либо город по аналогии с перевозами на Оке «находился в заповеди», либо «говорить о нем было не велено», либо его «постигла участь Каширы, дотла сожженной крымцами в 1971 году», либо «описания просто не сохранилось». Тешилов окончательно запустел, по мнению Ю.В. Беспалова, в Смутное время, когда «по утверждению летописцев, погибли многие русские города».

Итак, два процитированных выше исследователя посчитали, что Тешилов как укрепленный город существовал в 16-м веке, и даже до самого конца 16-го и начала 17-го вв. Однако, такие выводы, как минимум, недостаточно точны. У нас есть возможность проанализировать более полный набор древних документов, которые позволяют сузить финальную дату тешиловской крепости и прояснить облик Тешилова в последние десятилетия его жизни как городского поселения. Самым главным таким документом  является Приправочный список с Книги письма и дозора 1588/89 годов Василия Яковлева Измайлова и подъячего Меньшова Заморцова на дворцовые волости Каширского уезда . Сама книга 1588/89 годов не сохранилась, но приправочный список (т.е. выписки из нее) содержит описание Тешилова. Вот оно полностью:

«Погост Тешилова, а на погосте церковь Страстотерпца Христова мученика Гергеле. А церковь поставленья и церковное строение старца Савы Софронова. Пашни церковные полторы десятины. Да церковные ж пашни и пустые земли государевы посопные деревни Маркитаевские Липецково стану шесть десятин в поле, а в дву по тому ж. Лугу дано десятина, да лесу непашеннаго по врагом десятина.

Да в Тишилаве ж на берегу у Оки реки слобода, а в ней живут рыболовя. Да им же дана десятина земли для прогону на выпуск. И всего семнатцеть дворов, а людеи в них восемнатцеть человек. А оброку им давати в приказ Большого Дворца ежагод на срок, на Рожество Христово по три рубли и по четыре гривны, з двора по две гривны. Да пошлин с рубля по десяти денях. А по княже Ивановым книгам Гагарина дано тем рыболовям под дворы и подо огороды и на выпуск пашни и лугу на десять чети и в одном поле, а в дву не дано из отъезжие земли, что у Оки реки у Егорья святого в Тешилове деревня Марьинское.

Да на Тешилове ж торжок стоит на государеве земле, а торгуют в недель один день, в середу. А на торгу двор таможенной. А тамги по тритцети по четыре рубли на год.

Манастырь общеи у Оки реки на берегу, а на монастыре церковь Преображенья господа нашего Исуса Христа древян клетцки. А храм поставленье Петра Игнатьевича Тагтыкова, а церковная строенья мирское приходских людеи да игуменское. Да на манастыре в келье игумен. Пашни церковные дватцеть пять десятин в поле, а в дву по тому ж. Лугу у Оки реки десять десятин, сена ставитца двесте копен. Да два двора крестьянских живут на четь выти, а пашют наездом в сельце в Блудове» (Писцовые материалы…, 1997).

Обратим внимание, что описания крепости здесь нет, как нет его и в перечнях Тешиловского стана в Писцовой книге Каширского уезда 1578/79 года (Писцовыя книги… 1877). Отсутствие упоминания об укреплениях и городских дворах уже само по себе может служить доказательством, что Тешилов в указанное время не был ни крепостью, ни даже городом, а являлся фактически всего лишь простым селом. Однако сомнения все же остаются – вдруг Приправочный список содержит неполный перечень строений. Или есть другие источники, которые противоречат картине запустения города. Поэтому главной задачей данной статьи является попытка развернуто доказать, что никаких пропусков и утаек в писцовых книгах нет, и в 1588/89 гг. тешиловской крепости действительно не существовало. Причем не  существовало настолько давно, что писцы не сочли необходимым упомянуть хоть что-то о древних укреплениях.

Доказать это можно, сопоставив текст Приправочного списка с данными раскопок А.В. Арциховского. Для начала нужно убедиться в том, что упомянутая в Приправочном списке «церковь Страстотерпца Христова мученика Гергеле» стояла непосредственно на площадке городища, а «погост Тешилова» является по факту ее церковным кладбищем, открытым раскопками в южной части площадки. О том, что крепостные сооружения не могли существовать одновременно с кладбищем и исчезли до его появления, мы сможем утверждать, разобрав схему взаимного расположения кладбища и земляных сооружений крепости. На основе этих выводов, а также приведя дополнительно сохранившиеся в древних актах упоминания о Тешилове и соседних городах, исчезнувших в рассматриваемую эпоху, мы получим возможность утверждать, что Тешилов, как укрепленный город, перестал существовать не позднее первой половины 16-го века, а, возможно, и гораздо ранее, уже к середине 15-го века, когда Рязанское княжество продало эти земли Москве.

Итак, начнем с упомянутого в Приправочном списке погоста: «Погост Тешилова, а на погосте церковь Страстотерпца Христова мученика Гергеле». Мы можем уверенно показать, что открытое раскопками кладбище в действительности и есть этот погост, опираясь на следующие соображения. Во-первых, безотносительно того, употреблено ли слово «погост» писцами в смысле административной единицы территории либо церковного двора с кладбищем, при церкви «мученика Гергеле» кладбище могло, и даже должно было существовать, как это обычно практиковалось в рассматриваемую эпоху. Во вторых, кладбище в южном углу площадки, открытое и датированное Арциховским, по хронологии одновременно записи Приправочного списка: оно существовало на городище в 16-м веке, как раз тогда, когда писцы или их информаторы посещали Тешилов. Ну, и в-третьих, Георгиевская/Егорьевская церковь (Гергеле – искажение допущенное писцами при создании приправочного списка), стояла там же, где открытое раскопками кладбище, а именно на площадке городища. Последнее нужно объяснить отдельно, опираясь на источники по церковной истории и расспросы местных жителей.

Вот извлечение из церковно-приходских летописей села Спас-Тешилова: «За одним курганом, близ села, имеющим форму обнесенного валом места, сохранилось название городка. …По местному преданию, до настоящего храма в селе был деревянный храм, стоявший на том месте, которое в настоящее время называется «городком». Храм этот уничтожен пожаром. По преданию, здесь даже был Георгиевский монастырь. Существующий теперь храм – деревянный, во имя Преображения Господня, отчего и село стало называться Спас-Тешилово; построен в 1779 году… Одновременно с настоящим устроен и придельный алтарь во имя вмчк. Георгия» (Приходы…, 1895. С. 421).

Отметим, что в приведенной записи настоящим храмом назван деревянный храм Спаса-Преображения, существовавший в селе с 1770 по 1978 год, и располагавшийся в четырехстах метрах к западу от городища. Возле храма вплоть до 1978 года (когда на месте села был построен дом отдыха), находилось позднее тешиловское кладбище. Храмовый придельный алтарь во имя Великомученика Георгия сохранил в памяти наименование второй, древней церкви «мученика Гергеле», указанной в Приправочном списке. Интересно также, что бывший в селе по преданию «Георгиевский монастырь» вполне согласуется с «монастырем общеи» Приправочного списка, но только в списке монастырская церковь именуется не Георгиевской, а Преображения, т.е. так же, как и последняя церковь села. «Георгиевским» монастырь стал либо по ошибочной  терминологии крестьян 19 века, либо писцы перепутали названия городской и монастырской церквей. Либо этому есть какая-то другая особая причина. Например, церковь Спаса Преображения «на монастыре» на самом деле изначально к монастырю не относилась и была главной городской церковью, о чем косвенно говорит приписка о расположении таможенного двора «на берегу Оки у Спаса в Тешилове» в Писцовой книге 1578/79 гг. (Писцовые…, 1877, стр. 1305). Для нас, однако, не имеет большого значения, как именно назывались эти церкви, и кто допустил ошибку, писцы или предания. Главное - показать, что в 1588/89 году на площадке городища располагалась одна церковь и кладбище, а монастырь с другой церковью стоял в стороне. Во избежание путаницы, будем следовать наименованиям, данным в Приправочном списке, как наиболее раннем документе.

Попробуем теперь расположить по хронологии и на местности все три тешиловских церкви и их кладбища-погосты. Первыми в Тешилове строились деревянные церкви Страстотерпца Христова мученика Георгия и церковь Преображения господа нашего Иисуса Христа. По крайней мере, одна из них, как это следует из местных преданий (и не противореча общей логике устроения городских церквей) стояла «на городке», то есть на площадке городища. У нас есть основания утверждать, что это была Георгиевская церковь Приправочного списка, и рядом с ней находилось кладбище, открытое при раскопках. Монастырская же церковь Преображения располагалась к востоку от городища.

О том, что монастырь располагался в стороне от городища, косвенно свидетельствует тот факт, что он фактически являлся приобретенным владением, рыболовным двором Пафнутьево-Боровского монастыря. Об этом говорит известная челобитная игумена Пафнутьево-Боровского монастыря Иосифа Царю Михаилу Федоровичу от 1630 г.  (РГАДА. Ф. 159. Оп. 1. Д. 916). В челобитной указано, что до 1598 года, когда монастырь лишился этой вотчины, «…в деревенке Тешилове был устроен двор монастырской для рыбные ловли».

О том, что монастырский двор стоял в стороне от городища явствует также из описания, оставленного историком Н.М. Павловым, который судя по изложению, посещал село Спас-Тешилово специально для осмотра городища во второй половине 19 века: "Место игуменовой келии до сих пор дает себя угадывать в названии Игумновка, данное молодому сосняку на соседней вершине" (Павлов, 1888. Стр. 443).

А.В. Арциховский, проведя в 1925 году опрос местных жителей, отметил, что известные крестьянам урочища «селище», «торговище» и «Георгиевский монастырь» (со своим кладбищем) располагались в стороне от городища, ниже по реке к востоку.

Серпуховской краевед А.Н. Воронков, присутствовавший при раскопках 1925 года и в течение нескольких лет собиравший сведения о ближайших археологических объектах, нанес на план место, где по рассказам крестьян села когда-то стояла часовня. На этом плане часовня указана в двухстах метрах к востоку от городища, примерно там, куда относили расположение монастыря А.В. Арциховский и Н.М. Павлов (Воронков, 1925). Рядом с эти местом Воронковым было замечено выпаханное погребение. Именно здесь, в стороне от городища, как представляется, и располагался в 16-м веке «монастырь общеи» с кельей игумена, церковью Преображения и монастырским кладбищем.

Итак, в 1588/89 году в Тешилове находилось две церкви и два кладбища. Монастырская церковь и кладбище располагались в стороне от городища, а «церковь Страстотерпца Христова мученика Гергеле», как мы и утверждали в самом начале, действительно находилась на самой площадке городища. И, несомненно, что открытое при раскопках кладбище с надгробными плитами 16-го века относилось именно к этой церкви, вместе с ней представляя собой «погост Тешилова» Приправочного списка. Здесь располагались все 19 погребений, исследованных А.В. Арциховским, а также аналогичное по типу 20-е погребение, открытое случайно во время закладки почвенного шурфа, и исследованное в 1999 году сотрудниками института Почвоведения ИФХиБПП г. Пущино. Здесь его паспортное описание (после которого чуть ниже мы вернемся к выяснению хронологии Тешилова), приведено для публикации сведений об имеющихся на хранении в Серпуховском историко-художественном музее костных останках из этого захоронения:

«В южной части площадки городища в 5 метрах к северу от разрыва в валах был заложен шурф длиной 70 см и шириной 50 см. На глубине около 20 см был извлечен 4 сантиметровый  фрагмент височной кости черепа,  а чуть глубже (28 см) - фрагмент  правой стороны верхней челюсти с двумя зубами. Остатки находились в хаотичном положении. На глубине 65 см была вскрыта верхняя часть человеческого костяка с черепом. Все костные останки находились в равномерно прокрашенном гумусовыми соединениями суглинке (т.е. признаки свежей перерытости отсутствовали).  Была вскрыта верхняя часть костяка по грудную клетку. Далее, по направлению к ногам, костяк не вскрывался. Костяк, включая череп, находился в хорошей сохранности, и не был затронут  механическими нарушениями. Располагался на спине, головой на запад. Череп был совсем немного повернут в правую сторону. Судя по размеру черепа, костяк принадлежал взрослому человеку, возможно мужчине. Руки сложены на груди. Правая кисть перекрывала левую. Каких либо артефактов,  признаков остатков древесины, тлена, как в расположенном сбоку, так и перекрывающем материале обнаружено не было. Так как работы не преследовали каких-либо археологических целей и велись на крайне ограниченном участке поверхности  городища, а находка является случайной, то уточнение размеров, форм погребальной ямы не проводилось. Череп был изъят и ныне находится на хранении в фондах Серпуховского историко-художественного музея. Яма, с предосторожностями и сохранением исходного положения костяка, была засыпана с размещением изъятого грунта  на глубины его отбора. Работы проводились С.В. Губиным 18 июня 1999 г.».

Погребения, открытые А.В. Арциховским, также располагались в непосредственной близости от разрыва в валах. И здесь мы подходим к доказательству того, что тешиловская крепость не могла быть одновременна кладбищу. Все дело в положении погребений относительно предполагаемых ворот крепости (рис. 1). 5 из них располагались в северной поперечной траншее в 20 метрах от разрыва в валах. Они были вложены в культурный слой, что говорит скорее о том, что кладбище здесь появилось уже после того, как крепость была оставлена и строения на ней исчезли, чем об их одновременном  существовании. Последнее предполагал А.В. Арциховский, который, судя по отчету, не был знаком с текстом  Приправочного списка (на тот момент еще неопубликованного).

 

Рис. 1. Схема раскопов А.В. Арциховского, вскрывших погребения 16 в. (прямоугольные области); и место находки черепа (помечена окружностью).

Другие 14 погребений были открыты в южной траншее, заложенной от восточного вала к западному поперек площадки городища. Траншея эта прошла всего лишь в 3,5 метрах от разрыва в валах. Длина ее составила 21 метр, и погребения западной ориентировки заполняли все пространство между валами и разрывом между ними. Разрыв этот был интерпретирован А.В. Арциховским как воротный проезд, поскольку здесь он единственный и никаких других удобных подъемов на площадку городища нет. С такой интерпретацией можно согласиться. Но при этом трудно себе представить, чтобы внутри действующей крепости кладбище было бы устроено непосредственно у самых ворот и стен на важнейшем участке обороны, в точке, где необходимо было иметь достаточно места для действий защитников во время осады, и для разъезда телег и саней в мирное время. Конечно, крестьяне в последующие столетия могли использовать небольшой грунтовый проезд между могил для посещения церкви, а потом и для пахоты (городище распахивалось вплоть до середины 20-го века). Но невозможно представить себе крепость, внутри которой у ворот все пространство заполнено могилами с лежащими на них большими плитами, подобными описанной в отчете А.В. Арциховского. На основании этого соображения можно говорить о том, что кладбище появилось уже после исчезновения стен и действующих ворот, и в 1588/89 годах, когда писцами был описан «погост Тешилова», крепости там уже не существовало.

Как выглядел такой погост на месте былой крепости, мы можем себе представить, располагая, по крайней мере, одной аналогией из писцовых книг, где прямым текстом описывается погост с церквями на месте исчезнувшего города. Это фрагмент того же Приправочного списка 1588/89 года, касающийся остатков города Лопастны, городище которой расположено по соседству с Тешиловым на правом берегу Оки напротив устья реки Лопасни. Отметим для ясности, что автор статьи полностью согласен с классической точкой зрения на расположение летописной Лопастны в этом месте (известном в литературе как Четырская гора или Городище четырех церквей), которая была суммирована не так давно в работе В.Н. Темушева (2004). Хотя, в общем-то, для настоящей статьи не так важно, как назывался этот город, а важен сам текст, описывающий состояние древней крепости, расположенной в одном районе с Тешиловым, и, следовательно, в значительной мере связанной с ним общностью судьбы. Вот этот фрагмент:

«Жерновскои же волости Городище на реке на Оке на усть Лапасны, а в нем храм Воскресенья Христова древена клетцки. Пашни церковные одиннатцеть десятин, лугу по речке по Учке от курганов против Лапатинского устью и за Крупышевскими десятинами шесть десятин, сена ставитца 90 копен, лесу [пол]... десетины.

Да на Городище же другой храм Преображенья господа нашего Исуса Христа древяная клетцки.  Храм соруженья мирское. Пашни церьковные двенатцеть десятин, сена помечено сто копен, лесу по врагом десятина.

Да на Городище же третья церковь Пятница нареченная, древяная клетцки. Храм сооруженья мирское. Пашни церковные двенатцеть десятин, сена сто пятдесят копен.  Лесу кустарю полтары десятины.

Да на Городище же четвертои храм Никола чюдотворец древенои клетцки. Храм поставленья и все церковная строенья мирское. Пашни церковные пятьдесят чети, сена по Оке реке шестьдесят копен, лесу кустарю пашеннаго полшесть десетины» (Писцовые материалы… 1997).

В приведенном фрагменте очень четко видно, что от древней Лопастны к 1588/89 году уже ничего не осталось, кроме четырех церквей на городище. Тешилов, очевидно, выглядел в этот период точно так же. Отметим сразу, что после прочтения текстов о Тешилове и Лопастне, возникает субъективное ощущение давней заброшенности городов, о которых писцы ничего не могут сообщить подробнее, чем упомянуть городище, курганы, или церковный погост. Вспомним в связи с этим деревенское наименование «Тешилово» из приведенной выше духовной грамоты Ивана Грозного от 1572 года. В присловье к Писцовой книге Каширского уезда 1578/79 гг. в Тешиловском стане не названо ни одной крепости: «Стан Тешилов, а в нем села и деревни, починки и пустоши, и селища и займища за бояры и за дворяны и за детми боярскими в помесьях». На сельский характер Тешилова указывает также и текст приведенного выше фрагмента челобитной игумена Пафнутьево-Боровского монастыря, где касательно 1598 года Тешилов назван «деревенькой» безо всякой отсылки к его былому городскому статусу. Деревней Тешилов предстает и в писцовой книге 1627/29 года (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 177. Стр. 412), где ему дано определение «Слабодка Тешилова». Под таким же названием эта старая деревня на месте бывшего городского посада отображена на межевой карте Каширского уезда 1790 года.

Имея все это в виду, мы можем еще несколько уточнить дату, когда исчезла тешиловская крепость. Очевидно, это произошло до 1571 года, отчего Тешилов не мог быть разрушен, подобно Кашире, войсками Девлет Гирея. Это видно из того, что, например, сгоревшие в 1571 году укрепления Каширы подробно описывались писцами. Можно не сомневаться, что то же самое было бы сделано и для Тешилова, если бы он был крепостью и подвергся недавнему разгрому. В том же Приправочном списке, где описан погост Тешилова, перечислены все деревни стана, сожженные в «79 году» (7079 по старому летоисчислению или 1571 по новому), с такой суммирующей записью: «А хоромы на тех на всех пустошах пожгли крымские люди, а крестьян в полон поимали в 79 году, а иные крестьяне померли» (Писцовые материалы… 1997). Тешилов в этот перечень не попал.

И конечно, отсутствие упоминания о крепости Тешилова в писцовых книгах связано не с тем, что крепость подобно окским перевозам «находилась в заповеди» - поскольку «в заповеди» (Писцовые…, 1877, стр. 1305) оказались второстепенные переправы на Оке, возле которых не было таможенных дворов, отчего и был установлен запрет перевозить здесь через реку товары. О том, что сбор налога до заповедания здесь осуществлялся, нам говорит, например, название Сенкин Мыт, данное в записях Разрядных книг за 1572 г. известному Сенькину перевозу, «заповеданному» в одном перечне вместе с Тешиловским перевозом (Разрядная…, 1975; Разрядная…, 1974).

Отсутствует упоминание о тешиловской крепости также и не по той причине, что говорить о ней «было не велено» - ведь ближайшие важные пограничные крепости, каширская (сожженная) и веневская (действующая), были описаны в Писцовых книгах (Кашира за 1578/79 гг., Венев за 1571/72 гг.) досконально вплоть до каждой стеновой городни и пищали безо всякой утайки. Упоминания о тешиловской крепости нет в писцовых книгах именно потому, что в 1578/79 и 1588/89 годах, когда писцы объезжали Тешиловский стан, крепости здесь уже не существовало, причем не существовало настолько давно, что писцы даже не сочли необходимым хоть что-то упомянуть о ней. Надо полагать, что если ни в Писцовой книге 1578/79 гг., ни в Приправочном списке 1588/89 гг. мы не встречаем даже намека на бывшие укрепления Тешилова, то к тому времени они полностью исчезли. Суммируя все вышеизложенные доводы, можно быть полностью уверенными, что когда писцы посетили в 1588/89 гг. Тешилов, от его бывшей крепости не осталось следов ни на местности, ни в памяти местных жителей, ни в документах воевод, ответственных за город. Причем, для того, чтобы остатки укреплений сгнили до основания, и память о них стерлась, требуется время. Поэтому не будет ошибкой полагать, что крепость Тешилова была заброшена не позднее середины 16-го века, по крайней мере, за два-три десятилетия до приезда писцов, а, возможно, и гораздо раньше.

Возникает вопрос, можем ли мы на основании еще каких-либо источников более точно указать, в какой период исчезли оборонительные сооружения Тешилова. Рассмотрим в связи с этим применительно к Тешилову тексты княжеских духовных и договорных грамот. Вот что говорится от имени рязанского князя в договоре 1483 года между Рязанью и Москвой:

«А что купля отца твоего, князя Василья Васильевича, за рекою за Окою, Тешылов, и Венев, и Растовец, и иная места, и тем вашим землям с моею землею рубеж от Оки…» (Духовные…, 1950, С. 285).

Упомянутая купля произошла между 1461 и 1462 годом, когда Великий князь Московский Василий Васильевич купил у Рязани ее заокские земли (подробнее о купле см. Дедук, 2012). Тешилов, который до этого, согласно документу конца 14-го века, «Списку русских городов дальних и ближних» (Тихомиров, 1979), принадлежал Рязанскому княжеству, был передан вместе со всей округой от истерзанной набегами золотоордынцев (происходивших неоднократно в период с 1444 по 1455 гг.), ослабшей и теряющей независимость Рязани ее растущему соседу – Москве. В принципе, нельзя исключать того, что крепость Тешилова исчезла (обветшала или была разрушена) уже к 1461/62 годам, поскольку, во-первых, вражда между Москвой и Рязанью исчезла, и вместе с ней исчезла и необходимость в поддержании пограничных крепостей на Оке. А во-вторых, Рязань вряд ли стала бы продавать земли, где имеются сильные крепости, гарантирующие прочный контроль над территорией. В качестве аналогии можно привести судьбу крепости Ростиславля Рязанского, ров которой был засыпан в середине 15 века, а стеновые городни окончательно разрушились в первой половине 16 века (Коваль, 2003, С. 256-270).

Но, несмотря на возможное исчезновение укреплений, статус города во второй половине 15 века за Тешиловым в любом случае сохранился. Мы встречаем упоминание о нем в договоре 1494 года между Московским и Литовским княжествами, в котором литовский князь Александр Казимирович обещает не посягать на Тешилов:

«Тако же и мне не вступатися у вас в Олексин, и в Тешилов, и в Рославль, и в Венев, и во Мстиславль, и в Торусу, и в Оболенеск, и во все то, што к тем местом потягло…» (Духовные…, 1950, С. 330).

Здесь опять мы встречаем Тешилов в числе городов. Чуть позже, в 1504 году Иван III составил завещание, в котором отдавал сыну купленный когда-то у Рязани заокский край:

«Да даю ему город Коломну с волостьми, и с путми, и з селы, и со всеми пошлинами, город Кошыру с Заречьем, что за рекою за Окою, Тешилов, и Рославль, и Венев, и Мстиславль, и иные места по Рязанскои рубеж, и с волостьми, и с путми, и з селы, и со всеми пошлинами» (Духовные…, 1950, С. 354).

Среди городов за Окой первым в списке стоит Тешилов. По всей видимости, на рубеже 15-16 вв. он все еще оставался важным пунктом и имел статус города. Но очень скоро все изменится: с первой четверти 16-го века Москве придется обратить внимание на свою новую степную границу, которая прошла много южнее Тешилова. Начиная с 1507-го года крымские татары воюют окраинные рязанские и белевские земли, и все ресурсы Московии оказываются брошенными на создание первой Засечной черты. Одновременно начинают возводиться мощные крепости, отвечающие потребностям времени, когда исчез смысл в постройке и поддержании маленьких отдельно стоящих укрепленных городков, подобных Тешилову, годных скорее для обеспечения безопасности княжеских посадников от местных крестьян, чем от нашествий крымского царя. В 1522 году была закончена большая каменная крепость в Туле, а в 1525 году каменный кремль был заложен в Коломне. В 1531 году срублен был в Кашире деревянный град, а на Осетре, в Зарайске, появилась каменная крепость. Для этого периода мы располагаем большим количеством записей в Разрядных книгах за 15-17 вв., где представлены приказы и донесения воевод, росписи полкам и др. (Древнейшая…, 1901; Разрядная…, 1975; Разрядная…, 1977). В них многократно упоминаются южные пограничные остроги, а также города и укрепления вдоль северного берега Оки, в том числе Серпухов, Сенькин брод (с плетнями и частоколами вдоль берега), Кашира и другие. Но ни разу в этих записях не упомянут Тешилов, точно так же как нет никаких упоминаний схожих с ним соседних правобережных городов: Лопастны, Колтеска, Ростиславля и др., за исключением случаев географической привязки событий (относительно Ростиславля см. Коваль, 2004, С. 12-21). В 1572 году крымские татары, по сведениям разрядных книг, переходили Оку «под Тешиловым» (Разрядная…, 1975), и в 1591 году «пониже Серпухова под Тешиловым» (Разрядная…, 1977). Но, как заметил А.В. Арциховский (1925), перейти Оку «под Тешиловым» можно и сейчас, а как было показано выше, к 1572 году крепости в Тешилове уже не было. Поэтому в разрядных записях мы видим только географическую привязку события, а не упоминание города как такового. Никакого значения Тешилов в обороне не имел. Все усилия государства были направлены на защиту либо Засечной черты, либо водной преграды Оки на ее левом берегу. Правобережные старые крепости – Тешилов, Лопастна, Колтеск, Ростиславль Рязанский, в этой стратегии не играли никакой роли. Поэтому не стоит удивляться, что тешиловская крепость не восстанавливалась, и к 1578/88 и 1588/89 гг. никто ничего о ней не помнил.

Итак, из сопоставления археологических данных и текста писцовых книг мы можем сделать вывод о том, что Тешилов перестал быть укрепленным городом не позднее середины 16-го века, и к 1588/89 гг. представлял собой село с церковным погостом. На основании косвенных свидетельств письменных источников 14-17 вв. можно заключить, что тешиловская крепость исчезла в период с середины 15-го по середину 16-го века. Представляется наиболее вероятным, что укрепления Тешилова были окончательно заброшены и перестали подновляться в первой половине 16-го века, одновременно с переносом усилий Российского государства на другие, гораздо более важные рубежи и крепости. Тогда же Тешилов утратил статус города. Начиная со второй половины 16-го века, в писцовых книгах, актах и духовных грамотах он упоминается только как село. На примере тешиловской крепости можно проследить процесс запустения соседних городов рязанского княжества на правом берегу Оки, сходным образом исчезнувших в 15-16 вв.


Литература

Арциховский А.В. Отчет о раскопках в Серпуховском уезде. Архив ИИМК РАН, Фонд 2, Опись 1, 1925 год, дело 186

Беспалов Ю.В. Земля вятичей. Москва, 2007

Воронков А.Н. Отчет об археологических разведках на территории Серпуховского р-на Московской области в 1925-1966 г. Архив ИА РАН, № 3232 и 3231.

Дедук А.В. «Рязанская» купля Василия Темного: границы и территория, судьба в составе Московского княжества во второй половине XV - начале XVI в.  // Исследования по истории Восточной Европы. Вып. 5. Минск, 2012.

Древнейшая разрядная книга официальной редакции (по 1565 год). // Под редакцией П.Н. Милюкова. Москва 1901.

Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. // Под редакцией С.В.Бахрушина, Москва, 1950.

Коваль В.Ю. Детинец Ростиславля Рязанского: проблемы интерпретации и системы фортификации // Кремли России / Московский кремль. Материалы и исследования музея-заповедника «Московский кремль». Вып. XV. М., 2003.

Коваль В.Ю. История Ростиславля Рязанского (по данным письменных источников) // Археология Подмосковья. М., 2004.

Павлов Н.М. Города Тешилов и Лопасня // Наше переходное время. Приложение к "Русскому архиву" 1988 года. М. 1988.

Писцовыя книги XVI века. // Под редакцией Н.В. Калачева, часть 1, отделение 2, Санкт-Петербург, 1877.

Писцовые материалы дворцовых владений XVI века. // Институт Российской Истории РАН, 1997.

Приходы и церкви Тульской епархии: Извлечение из церковно-приходских летописей. // Составитель Малицкий П.И. 1895, с. 421.

Подлинная писцовая книга поместных, вотчинных, дворцовых и порозжих землях в станах: Беспуцком, Туровском, Мстиславском и Тешилове и в Лысцовской волости, письма и меры писца князя Булата Мещерскаго и подьячаго Казарина Башмакова» 1627-1629 гг. // РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 177.

Разрядная книга 1475-1605 гг.  Том I. Часть I. // АН СССР. Институт истории. Москва, 1977.

Разрядная книга 1550-1636 гг. Том I. // АН СССР. Институт истории. Москва, 1975.

Разрядная книга 1559-1605 гг. М., 1974.

Темушев В.Н. Борьба за Лопастну между Москвой и Рязанью. // Верхнее Подонье: Природа. История. Археология. Тула, 2004. Т. 2.

Тихомиров М.Н. Список русских городов дальних и ближних. // Русское летописание. Москва, Наука, 1979.

Тихомиров М. Н. Список русских городов дальних и ближних. // Русское летописание. Москва, Наука, 1979.

Челобитная игумена Пафнутьево-Боровского монастыря Иосифа Царю Михаилу Федоровичу, 1630 г. // РГАДА. Ф. 159. Оп. 1. Д. 916.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Аэрофотоснимок аэродрома Липицы 1943 г.
Автор: Василий Демидов   
24.08.2017 12:36

Архивные аэрофотоснимки с разведывательного самолета Люфтваффе.

Чтобы просмотреть снимки необходимо скачать их по приведенным ниже ссылкам. После нажатия на ссылку откроется окно запроса регистрации, закройте его, нажав на крести в правом верхнем углу, и откроется следующее окно с доступной ссылкой.

Открыв файлы в любой подходящей для просмотра программе используйте увеличение изображения, чтобы рассмотреть детали на местности.

На снимках, в частности, видны  самолеты Ил-4 из состава 750 и 751 дальнебомбардировочных авиаполков.

Аэрофотоснимок д.Пущино, 6 января 1943 г.


Аэрофотоснимок аэродрома у д.Липицы Серпуховского района, 2 августа 1943 г.

 
Установлен экипаж бомбардировщика, разбившегося под д.Демшинка в 1941 году
Автор: Administrator   
14.08.2017 07:41

 

 

История одного поиска…

Неподалеку от города Пущино есть деревня Демшинка. В километре от нее на краю заросшего лесом оврага с советских времен стояла маленькая пирамидка с красной звездой. На ней была прикручена табличка с такой надписью: «Здесь покоятся останки экипажа бомбардировщика погибшего осенью 1941 года в бою над деревней Демшинка. Штурман, стрелок-радист».

В течение 2016 - 2017 годов, благодаря усилиям многих людей, удалось определить тип и принадлежность самолета, обнаружить останки, установить имена погибших членов экипажа и с почестями захоронить их на воинском мемориале в городе Протвино, Серпуховского района. Подробности этой работы сами по себе настолько удивительны, что возникла идея изложить их здесь отдельным очерком.

До лета 2016 года об упавшем самолете было известно только то, что могли рассказать местные жители. Старушки из Демшинки каждый год на 9 мая приходили к пирамидке, клали цветы и вспоминали этот давнишний эпизод так: «Осенью 1941 года со стороны Каширы летел самолет. Когда он подлетал к Демшинке, к нему приблизились со стороны Липиц (там был советский аэродром), два истребителя и атаковали его. Самолет давал красные и зеленые ракеты, чтобы по нему не стреляли, но его все равно сбили. Один летчик выпрыгнул с парашютом вовремя и спасся. Двое других прыгнули слишком поздно и разбились вместе с самолетом, который упал на краю оврага возле Демшинки и загорелся. Спасшегося летчика раненого отвезли в больницу, а двух погибших похоронили в воронке, оставшейся от падения самолета, завернув тела в парашюты».


Заросшая пирамидка в лесу у деревни Демшинка.


Это краткое изложение нескольких рассказчиков, опрошенных в 2013-2015 годах. Среди других сведений был рассказ о том, что самолет сбили советские зенитки, оттого что самолет летел с завода без опознавательных знаков. Другой рассказ упоминал, что погибшие советские летчики летели на немецком самолете, отчего их и сбили свои. Встречались и другие похожие упоминания о гибели самолета от огня своих. Кроме того, местные жительницы были уверены в том, что тела двух погибших летчиков никуда не вывозились и были похоронены именно на этом месте, в воронке рядом с пирамидкой. К сожалению, опросы были произведены слишком поздно. Бабушка, которая помнила имена погибших летчиков (их документы были переданы председателем колхоза командиру проходящей мимо деревни пехотной части) умерла буквально за год до моего приезда в Демшинку.

Из краеведческого интереса я опубликовал этот эпизод в числе прочих сведений о военном времени в окрестностях Пущино, в статье на сайте Азимута. Никаких попыток искать имена разбившихся летчиков я не предпринимал, и несколько лет статья провисела в интернете безо всякого движения. Пока в июне 2016 года на телефоне не раздался звонок. Звонивший представился – Иван Горбунов, летчик с аэродрома  Большое  Грызлово.  Иван увидел мою статью в интернете, заинтересовался эпизодом с демшинским самолетом, и предлагал вместе заняться поисковой работой по установлению обстоятельств гибели самолета, имен погибших членов экипажа и поиском их останков под эгидой тверского поискового отряда «Вечность», участником которого был Иван.

Я согласился, и мы составили план действий. Начать надо было с поиска в интернете. Практически сразу отыскалась статья в газете Ока-Инфо за 2011 год (https://www.mngz.ru/russia-world-sensation/3106360-oni-snova-v-stroyu.html). В ней содержалось краткое интервью бабушки из деревни Демшинка, которая упомянула по памяти имя одного из погибших членов экипажа – Александр Плахин.

Это было уже что-то. Но, по базам данных, размещенных в сети (известные общественные ресурсы Подвиг народа и База данных Мемориал), таких фамилий летчиков не нашлось. Нам предстояло искать фамилии или похожие эпизоды в массивных списках личного состава авиаполков и авиадивизий, копая огромное количество интернет-страниц. Начать мы решили с ресурса allaces.ru, где был опубликован, хотя и неполный, списочный состав и истории советских летчиков, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.

В списках на каждый полк было до нескольких сот фамилий. Предстояло искать отдельные боевые эпизоды, похожие на историю демшинского самолета. Мы оценили время, необходимое на этот поиск – 2 месяца. Без гарантии кого-либо найти. Но начинать надо было с того что есть.

Условившись приступить к поиску, мы с Иваном положили трубки, и я вернулся к повседневным делам. Работу, рассчитанную на  два месяца, не обязательно было начинать прямо сейчас.

Тем удивительней было то, что через пятнадцать минут позвонил Иван и сказал, что, скорее всего, уже нашел информацию по погибшему самолету. Он указал на страничку на сайте, - «Смотри, первая строка в списках бомбардировочных авиаполков, 1 сбап. Самая первая строка, я только начал искать. Видишь там фамилия Горбунов, имя Иван – мой полный тезка. Но не в этом суть. Смотри дальше эпизод от октября 1941 года». Я внимательно прочитал текст под фамилией летчика Горбунова – «С октября 1941 года 1-ый скоростной бомбардировочный авиационный полк действовал под Москвой. 25.10.41 г., во время третьего боевого вылета СБ Горбунова был сбит немецким истребителем. Штурман А.С.Плохов и стрелок-радист А.М.Ренке погибли, а летчик спасся с парашютом. Обгоревший и раненый, попал в госпиталь».

Командир эскадрильи  1 СБАП (22 ГБАП)  Горбунов Иван Николаевич, Германия 1945 год.

Это было очень интересно, эпизод во многом совпадал с историей демшинского самолета. Среди погибших числились штурман и стрелок-радист, в точности как было написано на пирамидке. «Смотри по действиям 1сбап в октябре», - продолжал Иван, - «с 18 октября 1941 года самолеты действовали с аэродрома в Егорьевске по немецким дорогам в районах Таруса-Калуга-Алексин – если сделать примерный штурманский расчет, то получится, что их маршруты проходили как раз примерно в районе Демшинки». Да, похоже. Мы посмотрели информацию по фамилиям погибших летчиков Плохова и Ренке. По данным ОБД Мемориал, оба они похоронены на кладбище летчиков в Серпухове.  Необыкновенно,  первая строка в поиске, и столько совпадений. Только фамилия Плохов, а не Плахов. И имя Алексей, а не Александр. И похоронены летчики не под Демшинкой, а в Серпухове. Но память может подводить старожилов. А тела могли быть перезахоронены, хотя мы в этом сомневались – уж очень были уверены жительницы Демшинки, что летчики лежат именно рядом с установленной пирамидкой.  Да и по опыту, Иван говорил, что зачастую места захоронения солдат по документам указываются на воинском мемориале, а на самом деле они до сих пор лежат там, где их застала смерть – в оплывших окопах, воронках,  блиндажах, в кабинах сгоревшей или утонувшей техники.

Конечно, во время войны в нашем районе упал не один десяток самолетов, и тот, что разбился под Демшинкой, мог оказаться из совсем другого полка. Но, ощущение было такое, что все это неспроста. Не бывает такого, чтобы поиск погибших во время войны вдруг давал зацепку в первой же строке.

Чтобы разобраться в фамилиях погибших летчиков я связался со школьным музеем села Липицы, где, по словам учителей, хранилась видеозапись девяностых годов, где бабушки из Демшинки вспоминали момент падения самолета. Это необыкновенно облегчило бы поиск, если бы на пленке в рассказах прозвучали имена штурмана и стрелка-радиста. Однако, как оказалось, липицкая школа утратила видеозапись. Это было досадно до крайности. Мы были в шаге от получения важнейшей информации, но оказались ее лишены без возможности восстановления. Приходилось идти дальше, искать другие материалы, не располагая подробными сведениями от местных жителей.

На сайте allaces.ru под текстом о летчике Горбунове были указаны литературные источники, среди которых оказалась книга «Небо без границ», среди соавторов которой была указана некая Л. И. Горбунова.

Иван, через красноярских  друзей-летчиков из  ООО «АвиаСтарт – Сибирь» Виктора Игошина и Дмитрия Карнаухова смог найти экземпляр этой книги и  доставить его в Москву.

И тут опять начались удивительные совпадения. Из всех боевых эпизодов 1 СБАП, в книге был максимально полно описан именно тот третий боевой вылет Горбунова И. Н. в ходе которого он попал в госпиталь а штурман и стрелок-радист погибли.

Мне удалось найти через звонки в Красноярск и в Российский союз ветеранов  Людмилу Ивановну Горбунову. Она оказалась дочерью летчика Ивана Николаевича Горбунова, того самого, командира экипажа СБ 1-го СБАП.

Горбунова Людмила Ивановна, дочь командира корабля.

Мы с Иваном встретились в Москве с Людмилой Ивановной, ныне журналистом и писателем, которая была необыкновенно обрадована встрече и передала нам экземпляр своей книги с полным описанием эпизода падения самолета, сделанным рукой ее отца (его уже не было в живых на тот момент). Вот этот эпизод.

Из книги «Небо без границ. Красноярским летчикам посвящается» одним из авторов которой является дочь командира корабля Горбунова Ивана Николаевича – Горбунова Людмила Ивановна:

"18 октября 1941 года 1-й скоростной бомбардировочный авиаполк на самолетах СБ совершил длительный перелет из Ирана под Москву по маршруту Гарган – Ашхабад – Ташкент – Оренбург – Егорьевск. В связи с тяжелой обстановкой под Москвой личному составу дали только двое суток на отдых и изучение района предстоящих боевых действий. Уже на третий день полк получил задачу: с рассвета до темноты отдельными экипажами вести воздушную разведку передвижения немецких войск по дорогам от Калуги на Серпухов, Тарусу, Алексин.

В те октябрьские дни мы испытали боль первых потерь. Из разведывательного полета не вернулся экипаж командира 2-й эскадрильи старшего лейтенанта Медведева со штурманом капитаном Пряничниковым. А на другой день при выполнении боевой задачи погиб экипаж лейтенанта Ишева со штурманом старшим лейтенантом Масловым. Позднее не вернулись еще несколько экипажей.

В сознании не укладывалось: «Как же так, немецкие танки и автомашины с солдатами движутся по нашим дорогам? И где? Уже под Москвой!».

В один из тех тревожных осенних дней 41-го года мой экипаж повторно вылетел на выполнение боевого задания. Маршрут в район Калуги проходил мимо Серпухова. При подлете к нему нас встретила пара наших истребителей из системы ПВО города. Они пристроились к бомбардировщику и пошли рядом.

Истребители хорошо знали, чей идет бомбардировщик, тем более, что мы дали опознавательный сигнал «Я свой самолет». Они просто решили немного сопроводить нас, что бы поддержать боевой дух экипажа перед выполнением рискованного задания. А экипаж посчитал, что в связи с улучшением погоды истребители будут сопровождать бомбардировщик до цели и обратно. Но наши надежды не оправдались. Истребители проводили нас до линии фронта, помахали нам крыльями, развернулись и ушли обратно к Серпухову.

Бомбардировщик пошел на задание один.

Молодое пополнение 1-го скоростного бомбардировочного авиаполка. После окончания Новосибирской летной школы, Красноярск, 1940 год, Горбунов И. Н. в центре.

Пролетая мимо Серпухова, я увидел, что на юго-западе, в районе Калуги, погода была еще «лучше»: рваная кучевая облачность с большими окнами между облаками, сквозь которые ярко светило осеннее солнце. При такой погоде уже реально можно было ожидать встречи с истребителями противника.

Хотя самолет СБ был оснащен тремя скорострельными пулеметами, он уступал вооружению немецких истребителей, и одному бомбардировщику в воздушном бою с ними рассчитывать на благополучный исход было трудно. Из трех наших пулеметов два находились в кабине штурмана, а для защиты задней полусферы, откуда, как правило, атаковал противник, служил лишь один пулемет воздушного стрелка-радиста.

Подлетая к линии фронта, которая проходила западнее Серпухова по реке Нара и левому берегу Оки, я передал стрелку-радисту:

- Будь внимателен, Ренке, при появлении истребителей немедленно информируй.

- Вас понял, товарищ командир, за воздухом смотрю внимательно, истребителей противника пока не вижу.

Самолет прошел линию фронта, идя курсом на юго-запад уже не под облаками, а в больших окнах между ними. Я вел самолет немного в стороне от дороги, внимательно наблюдая за ней и за воздухом. И вот на дороге, идущей от Калуги на Серпухов, показалась колонна автомашин и танков. Автомашины были необыкновенно большие, длинные. В кузовах рядами сидели солдаты. Отдельные грузовики на прицепах везли пушки.

Командир эскадрильи Я. Л. Мизенин (крайний слева) проводит подготовку экипажей к вылету. Слева направо стоят: Н. Д. Селиванов, П. Я. Зубов, И. Н. Горбунов, Г. В. Лященко, И. А. Скорик, Д. Ф. Попков, В. К. Петренко, М. Г. Коновалов, И. А. Кольниченко. Зима 1941 – 1942 гг.

Я немедленно передал штурману Плохову обстановку на дороге.

-Колонну вижу, - быстро ответил штурман. – Выходите на боевой курс. Держите высоту 800 метров и курс полета вдоль дороги, строго над колонной.

Я повернул самолет, увеличил скорость и пошел над дорогой, выдерживая высоту.

-Слушай, Ренке, заходим на бомбометание колонны противника, максимум внимания воздуху.

-Вас понял, - откликнулся стрелок-радист.

-Товарищ командир, открываю люки, держите самолет строго над колонной, ветер почти вдоль дороги – передал штурман……

В этот момент нос самолета стал закрывать мне обзор колонны. Я знал, что еще немного и штурман начнет сброс бомб. Колонну накроют 60 разрывов. Уже неплохо. Не одна машина и фашистский захватчик навек останутся на этой дороге. Вот только не помешали бы истребители и не сбили с курса зенитчики….

Строго выдерживая режим полета, я ждал окончания бомбометания и команды на разворот.

Противник пока не вел зенитный огонь, и надо было успеть развернуться, чтобы не попасть под него. В то же время отсутствие зенитного огня настораживало: где то рядом могли быть истребители.

-Разворот, закрываю бомболюки, сработали хорошо, - доложил штурман.

-Понял тебя, Плохов.

Я ввел самолет в крутой разворот, в сторону своей территории, и увидел, что головная часть колонны в триста метров была вся в огне, в клубах дыма и пыли……

Совершенно неожиданно из облаков выскочили немецкие истребители и открыли огонь из пушек и пулеметов по нашему бомбардировщику. Пули защелкали по бронеспинке за моей спиной, по кабине, по приборной доске, от которой полетели осколки приборов, затем по правому мотору и плоскости.

Я стал энергично маневрировать самолетом, но было уже поздно. Правый мотор горел, и языки пламени уже охватывали плоскость между двигателем и кабиной. Энергичный маневр самолета ни к чему не привел. Сбить пламя с горящего мотора не удалось. Наоборот, оно полыхало яростней. Приборная доска была разбита, на ней плясали языки пламени, из тонких трубок, подводивших к приборам бензин, масло и гидросмесь, брызнули струйки, обдав кабину и мой комбинезон. От зажигательных пуль все воспламенилось. Кроме того в кабину самолета от горящего мотора, через полую плоскость, где находился бак с бензином, потянуло дымом и гарью.

Выход у экипажа был один – покинуть горящий самолет. Но прыгать сейчас  - значит попасть на территорию занятую противником. Надо во что бы то ни стало пересечь Оку и дотянуть до нашей земли. Она всего в нескольких километрах…..

Уклоняясь от новых атак немецких истребителей, мы миновали реку возле Тарусы, и пошли над своей территорией. Нужно было решаться на прыжок, пока не взорвались бензобаки.

Внутри кабины   стоял нестерпимый жар. На мне горел комбинезон, от тлеющего мехового воротника жгло лицо. Хорошо, что на глазах были очки, а на руках – летные краги. Из-за дыма и жара стало трудно дышать.

Я дал команду экипажу:

-Внимание, Плохов и Ренке, немедленно покинуть самолет с парашютам! Как поняли, ответьте!

Но ответа не последовало. Я подумал, что повреждена огнем внутренняя связь и продублировал команду аварийным сигналом, но ответа не получил. С момента атаки самолета истребителями я с экипажем связи не имел. Неужели штурман и стрелок-радист убиты в кабинах? Отсутствие ответа на аварийный сигнал подтверждало худшее.

Я попытался открыть фонарь своей кабины, что бы покинуть самолет, но несмотря на все усилия, фонарь не открывался…….

Справа и слева располагались задвижные форточки. Я ухватился за открытую задвижку левой форточки и упираясь ногами в педали управления, налег со всей силой. Но фонарь не открывался. Казалось, исчезла последняя надежда. Положение было критическое. Находиться в кабине больше было невозможно.  Она вся горела изнутри. Нестерпимо жгло лицо. В дыму и гари я задыхался и уже ничего не видел – ни земли, ни неба. Самолет с работающим мотором шел фактически без всякого управления.

Не увидев, а скорее почувствовав, что скорость самолета резко возрастает, я энергично взял штурвал на себя и снова, зажав его коленями, двумя руками ухватился через форточки за корпус фонаря, пытаясь его открыть…..

Инерцией от набора высоты меня стало вдавливать в сиденье кабины, но я отчаянно тянул за форточки и корпус фонаря, и по видимому эта дополнительная сила инерции, которая вжимала в сиденье, помогла мне и спасла меня – фонарь открылся………

Бомбардировщик между тем завалился на левое крыло и пошел штопором. Прыгать с парашютом из вращающегося в падении самолета очень трудно. Меня вдавило в кабину с такой силой, что я едва мог приподняться и перевалиться на левую плоскость, в сторону не горящего мотора, по ходу вращения самолета. Мощным потоком воздуха меня бросило на хвостовое оперение и ударило о стабилизатор. Главный удар приняли на себя колени, а потом уже все тело. Этим ударом меня отшвырнуло в сторону, и я начал падать в свободном падении. Я специально медлил, не раскрывая парашют. Во-первых, потому, что на мне горел комбинезон и надо было сбить пламя, что бы оно не охватило раскрывшийся купол, а, во-вторых, потому, что немецкие летчики, как я слышал, расстреливали в воздухе советских летчиков, прыгающих из горящих самолетов.

После некоторой задержки я раскрыл купол парашюта. От динамического удара у меня сорвало унты, и я остался в одних носках.

Каково было приземление, я сам не мог вспомнить. От адской боли в ногах я потерял сознание. Очнулся уже лежащим на свернутом парашюте. Вокруг толпились женщины и подростки……..

На телеге меня доставили в районную больницу. Она располагалась в небольшом деревянном доме…..

Через 15 дней меня перевезли в Каширский госпиталь….

Через 2 месяца я вернулся в полк, семье уже отправили похоронку….

Рассказ летчика поразительно точно совпадал с воспоминаниями местных жителей, даже в той части, где бомбардировщик запускал сигнальные ракеты при приближении двух советских истребителей. В то же время он расходился с ними в причинах падения самолета. Но, к нашему сожалению, то чего мы искали больше всего – точное упоминание места падения, в описаниях летчика отсутствовало. И, по словам Людмилы Ивановны, это были единственные сохранившиеся в рукописях летчика строки. И невозможно было с полной уверенностью утверждать, что самолет разбившийся под Демшинкой, и есть тот самый СБ летчика Горбунова. Чтобы доказать это, нам предстояло искать на месте падения номерные узлы и агрегаты и останки погибших штурмана и стрелка-радиста.

В августе 2016 года Горбунов Иван и его товарищи из поискового отряда «Вечность» Тверского ВПЦ «Подвиг» Виктор Новиков и  Андрей Нечаев, вместе с коллегами и друзьями с аэродрома «Большое Грызлово» Дмитрием Киселевым, Денисом Линчевским, Владимиром Дягелем провели полевую экспедицию на месте падения самолета.

Полевая экспедиция на месте падения самолета.


По обнаруженным на месте падения самолета фрагментам  узлов и агрегатов (фрагменты основной стойки шасси, фрагменты кока винта, маслорадиатор двигателя, фрагменты блока цилиндров и головки блока двигателей, фрагменты силового набора крыла), с большой вероятностью оказалось можно предположить, что на этом месте разбился самолет СБ. Но, то что мы искали больше всего, номерные детали, обнаружены не были.

В ходе подъема фрагментов самолета были найдены останки двух членов экипажа и обгоревшие фрагменты летного обмундирования. Сохранность костных останков была очень плохая со следами пулевых и осколочных ранений. На фрагментах свитера одного из членов экипажа были петлицы лейтенанта

По результатам экспедиции поисковиками был  оформлен акт эксгумации, второй экземпляр которого был передан в администрацию села Липицы Серпуховского района.

Пока работали на месте падения самолета, расчистили просеку к пирамидке, так как добраться к ней было проблематично – все заросло лесом.

С учетом  собранных  косвенных (непрямых) доказательств и результатов проведенной поисковой экспедиции, с большой вероятностью можно было предположить, что в районе Демшинка-Коптево находится место падения самолета СБ 1СБАП Горбунова И. Н. и в воронке обнаружены останки членов его экипажа: штурмана, лейтенанта  Плохова А. С. и стрелка-радиста, сержанта  Ренке А. М. Но, в связи с отсутствием номерных деталей, точным доказательством принадлежности самолета мы не располагали. Единственной возможностью точной идентификации найденных останков было проведение генно-молекулярного исследования ДНК. Перед нами встала непростая задача попытаться найти родственников погибших членов экипажа.

На Плохова Александра Сергеевича удалось найти в ЦАМО РФ послужную карту и установить, что он уроженец г. Горький, Подневеское п/о, деревня Кузьминка. В послужной карте изначально стояла отметка "Пропал без вести", но потом 28.11.1941 года она была исправлена на "Погиб". Скорее всего, информацию исправили после возвращения Горбунова И. Н. (командира корабля)  в полк.

Послужная карта лейтенанта Плохова А. С.


 

Учетная карточка Плохова А. С.

 

 

Приказ УК ВВС КА № 011/проп от 15 февраля 1942 года.


На стрелка-радиста Ренке А. М., к сожалению, в ЦАМО РФ никаких документов обнаружить не удалось.

Иван связался с общественным движением «Бессмертный полк» и попросил опубликовать на сайте статью с информацией о найденном экипаже 1 СБАП. После  опубликования статьи «Тверские поисковики разыскивают семьи погибших членов экипажа бомбардировщика Плохова и Ренке» на сайте Бессмертного полка, с помощью коллег Ивана из Нижегородского поискового отряда «Курган»  Федора Дроздова и Андрея Чеканова была найдена внучка штурмана корабля – Королева Надежда Александровна.

После получения у внучки штурмана согласия на проведение анализа ДНК Иван начал поиск лаборатории, которая взялась бы провести сложнейшее генно-молекулярное исследование. За его проведение взялся Российский центр судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Российской Федерации. Финансирование  проведения генно-молекулярного исследования ДНК взяли на себя Иван Горбунов, Дмитрий Киселев и руководитель Финам-Аэро Сергей Ахапкин.

Сложность исследования обуславливалось тем, что останки были в очень плохом состоянии после нахождения в агрессивной среде. Кроме того, 75 лет прошло с момента падения самолета. Не было гарантии, что удастся выделить достаточный участок ДНК. Но даже если бы исследование состоялось, могло оказаться, что останки принадлежат другим людям. И тогда все наши догадки, не имевшие до сих пор фактической основы – на месте падения не было обнаружено ни номерных деталей и узлов самолета, ни подписанных личных вещей погибших членов экипажа - развалились бы, и поиск пришлось начинать сначала.

Полтора месяца работы замечательного специалиста – судебного эксперта генетика  Бинько Инны Анатольевны увенчались успехом. По заключению генетиков  от 03.05.2017 года, с вероятностью 99,85% костные останки одного из мужчин, найденных 10.08.2016 года в Серпуховском районе Московской области поисковым отрядом «Вечность» при проведении полевой поисковой экспедиции на месте падения самолета СБ, принадлежат деду Королевой Н.А. по отцовской линии – штурману 1 СБАП  Плохову Александру Сергеевичу, не вернувшемуся из боевого вылета 25.10.1941 года.

Исследование ДНК оказалось успешным, и теперь у нас появились основания для дальнейшей работы. Администрация города Протвино дала  разрешение на захоронение членов экипажа на мемориале «Рубеж обороны» в городе Протвино 22 июня 2017 года, где одновременно планировалось захоронение 10 павших советских солдат, найденных другими поисковыми отрядами в районе Серпухова.

После согласования эскизов мемориального памятника и надписей с внучкой штурмана Королевой Н.А. пилот Дмитрий Степин изготовил табличку на место падения самолета. Поисковики Иван Горбунов и  Евгений Войдаков  облагородили пирамидку и укрепили табличку с новым текстом. Теперь на табличке указаны имена погибших членов экипажа и кратко описаны обстоятельства гибели самолета 25.10.1941 года.


Обновленная пирамидка на месте падения самолета.

Втроем с Иваном Горбуновым и руководителем аэродрома «Большое Грызлово» Дмитрием Киселевым собрали денежные средства на изготовление памятника на новое место захоронения. 20 июня  2017 года  памятник  был  готов,  и  в тот же день  произвели его установку на мемориале «Рубеж обороны».

Памятник штурману Плохову А. С. и стрелку-радисту Ренке А. М. установленный на месте  захоронения  - мемориале «Рубеж обороны» в городе Протвино.


Те, кто своим трудом вернул экипаж из небытия.

22 июня 2017 года на мемориале "Рубеж обороны" собралось большое количество жителей города Протвино и гостей. Своим долгом почтить память погибших посчитала дочь командира экипажа Горбунова Людмила Ивановна. И, конечно, приехали все те, кто принимал участие в  поисковой экспедиции, установлении имен экипажа, изготовлении памятника и организации захоронения: командир поискового отряда «Вечность» Владимир Соловьев и его бойцы Виктор Новиков, Андрей Нечаев, Иван Горбунов, Евгений Войдаков, Валерий Содовников; владелец аэродрома «Большое Грызлово» Дмитрий Киселев и его брат, руководитель компании «Финам-Аэро» Сергей Ахапкин; командир поискового отряда «Курган» Андрей Чеканов.

Торжественное захоронение провели  с соблюдением воинского ритуала. Батюшка провел отпевание погибших воинов. Салютная группа троекратным залпом проводила героев, знаменная группа и почетный караул прошли торжественным маршем по главной аллее мемориала, а летчики частной пилотажной группы «Первый полет» отдали последние почести погибшему экипажу по старой традиции авиаторов – выполнили проход и роспуск над местом захоронения.


Почтить память павших воинов пришло много неравнодушных людей.

Дочь командира корабля, Горбунова Людмила Ивановна, поклонилась  членам экипажа своего отца, нашедшим покой на Серпуховской земле, и не могла сдержать слез.

Дочь командира корабля Людмила Ивановна Горбунова перед памятником экипажу ее отца на мемориале «Рубеж обороны».


Людмила Ивановна Горбунова возлагает цветы на пирамидке у д. Демшинка

После окончания мероприятий по захоронению мы заехали  на место падения самолета, где Людмила Ивановна возложила цветы к пирамидке, установленной у воронки на месте падения самолета. А потом помянули пилотов, собравшись все вместе на аэродроме Большое Грызлово.

На этом поиск экипажа разбившегося под Демшинкой самолета был завершен, но не закончилась поисковая работа. Война продолжается, пока не похоронен последний солдат, так говорят между собой поисковики.

На месте падения самолета СБ 1 СБАП

 

 

Василий Демидов, Иван Горбунов

 
Детальная карта серпуховского района
Автор: RomanViktrich   
14.07.2017 05:12

 

Завьяловская карта Серпуховского района.

Авторы карты: http://slazav.mccme.ru/

 

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая > Последняя >>

Страница 2 из 9