К сожалению, технический отчет я вовремя не написал, а фотографии вместе с негативами были утеряны при переезде из одной общаги в другую. Но поскольку другой информации о многих пройденных в этом походе перевалах нет, выкладываю сохранившийся текст дневника. Если кому-нибудь нужна более подробная информация -- пишите, попробую вспомнить. Но вообще, там все очевидно, мы шли по хребтовке, описания были только на перевалы Карабулак и Карагайлы Нижний. Перевал Даничкиной просмотрели с севера, потом шли с юга, а остальные -- еще проще ;)

Илья Овчинников
ilya@psn.ru
2007 г.


Записка, оставленная нами на перевале Даничкиной



НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ
(составленный А.Усанкиным)

о горном путешествии 3 к.с.,
совершенном в июле 1991 года
в районе Джунгарского Алатау
группой туристов клуба ``Азимут'' (г. Пущино)
под руководством И. Овчинникова

Маршрут:

г. Пущино -- ст. Уш-Тобе -- г. Талды-Курган -- свх. Коксу -- р. Карабулак -- пер. Карабулак (3400, 1А, ос.) -- [пер. Низкий + пер. Каскадный] (3700, 1Б, лд.-сн.) -- лед. Гляциологов -- лед. №291 -- пер. Даничкиной (3840, 2А, сн.-лд.) -- лед. №63 -- [пер. Купол + пер. Минбулак-2] (3800, 1Б, сн.) -- лед. №58 -- р. Нижняя Карагайлы -- лед. №57 -- пер. Нижний Карагайлы (3700, 2А, лд.) -- р. Алтынсай -- р. Малый Усёк -- пос. Коктал -- г. Алма-Ата -- г. Пущино

Нитка маршрута для просмотра в Google Earth (с точностью метров 300-500).

Начало

В ночь с 3 на 4 июля 1991 года поездом  84 Москва--Алма-Ата наша группа в составе четырех человек отбыла с Казанского вокзала в направлении Туркестанских степей. Краткая характеристика членов группы:
  1. Овчинников Илья Львович (группенфюрер). Величайший из полководцев всех времен и народов. Характер: прямой, общительный, всех любит. Особые приметы: изрядно лохмат.
  2. Кулаков Евгений Вениаминович -- хранитель вечного огня в виде примусов и бензина (the petrol). Характер: прямой, общительный, всех любит. Особые приметы: любит гигиену, чистоту и пить воду.
  3. Блинников Алексей Владимирович -- штатный граммофон. Характер: прямой, общительный, беспощаден к врагам рейха. Особые приметы: эксцентричный блондин с родинкой на правой стороне адамова яблока. Любитель воды и страшных историй.
  4. Усанкин Александр Александрович (скромный автор этого полевого дневника) Я думаю, что мою характеристику можно выразить тремя словами: ум, честь, совесть.

На третьи сутки наш состав прибыл на станцию Алма-Ата-2. В жертву жадному богу пустыни была принесена не одна кружка пота. В пути был проведен чемпионат вагона по игре в нарды. Первые 4 места заняли члены нашей группы. Любовь к этой игре мы сохранили весь поход, она помогала нам скоротать время в непогоду и на дневках. В Алма-Ате была осуществлена пересадка на поезд до Уш-Тобе. Из Уш-Тобе ночью того же дня мы добрались в Талды-Курган. Утром 7 июля автобусом добрались до совхоза Коксу. Поиски машины машины для дальнейшего передвижения закончились поеданием арбуза. В 12.35 началась пешеходная часть маршрута. Через полчаса пути нами был встречен рыжий майор погранвойск. Майор нам сообщил, что:

  1. туризм вреден для здоровья (особенно около Китайской границы);
  2. ему надоело вытаскивать потерявшие ориентировку группы с ледников на Китайской территории;
  3. район кишит вооруженными до зубов китайскими бандами.
Почти после каждого слова майор произносил непонятные звуки типа ``бль'' и ``нах''. После 15 минут приятной беседы мы с ним любезно распрощались и двинулись в дальнейший путь. Вскоре показалась пасека.

Пасека

Мелодичное жужжание пчел сливалось с плавным журчанием речки Коксу. Нас встретил добродушный немец-пасечник. Он сказал нам: ``Хлопцы! Рад вас видеть! Будьте гостями в моем доме''. Он показал нам траурную доску о гибели туриста-водника в 1979 г. Это был один из первопроходцев, открывавших этот район. Пасечник предложил нам три дивана, шмоток сала, пучок лука и, пожелав нам приятных сновидений, распрощался. Но ночь не была спокойной. Шашлыки, съеденные в Талды-Кургане, не заставили себя ждать. Тишина ночи была изредка нарушаема страстными криками. Это отдельные члены группы звали Ихтиандра. Отдельного описания заслуживает речка Коксу. Её бурное течение, пороги и стремнины оценивались нами 3-4 категорией (возможно и выше, т. к. не вся река просматривалась с машины). У отдельных участников частенько возникала мысль искупаться или поймать в речке что-нибудь съедобное. Но стоило только взглянуть на этот ``безобидный ручеек'' и всякая охота купаться пропадала. Алексей Владимирович совершил героический поступок. С помощью мятой ложки, служившей блесной, куска проволоки, палки и веревки ему удалось поймать великолепную форель 2x2x15 см. Но ей не было суждено побывать на сковородке. Форель была отпущена на свободу.

8 июля

С утра день солнечный. После кошмаров ночи мир, открывшийся за дверью, показался нам раем. Щебетанье птиц, шум реки, благоухание цветов, мерное жужжание пчел привели нас в восторженное состояние.

Наш покой нарушил вернувшийся пасечник. Через некоторое время подошел еще один мужик. Разговор зашел о местных достопримечательностях: китайцах, сурках, кабанах, казахах, золотом корне, мумиё и политическом положении в стране. Эти ребята помогли нам достать машину для дальнейшего продвижения. Как выяснилось, начало нашего маршрута, устье реки Карабулак, находится в 90 км от поселка Коксу. Два толстых казаха согласились везти за спирт. Технический спирт пришелся им по вкусу.

В течение четверти часа в хате раздавались громкие тосты и звон бокалов. После небольшой пьянки казахи были согласны везти нас хоть на край света. Ехать нам предстояло сидя на горе овса. Это вообще-то неплохо, но потом пришлось долго вытряхивать зерно из всех щелей одежды.

Окрестности, открывавшиеся нашему взору из кузова автомобиля, были довольно колоритны. Великолепные альпийские луга, живописные долины с пасущимися на них отарами овец. Временами мы видели и жилища кочевников-чабанов -- юрты из войлока. Внизу, под нами, бесилась Коксу. Два раза мы проезжали через навесные мостики, которые еще долго колыхались за нами. Через 4,5 часа мы были на месте. Конечная остановка была у закрытого магазина для чабанов.

Речка Карабулак уступала Коксу только шириной. Но было и еще одно отличие. Эта речка в течение дня изменяла цвет: перед восходом солнца вода была прозрачной, затем темнела и после полудня становилась черной.

Сделав одну ходку, мы остановились на ночлег. Скудный ужин был скрашен блинами, пожаренными на остатках сала. Блины жарили с исступлением до 12 ночи. Точкой этого кулинарного марафона стала поломка одного из примусов.

9 июля

Подъем в 7:00. К скудному завтраку Илья добавил весть о том, что примус, сломавшийся накануне, починить невозможно. Оказалось, что советкая промышленность способна применять в примусе такой способ соединения деталей, как пайка. При попытке выжечь нагар игла отпаялась. Этот удар мы стойко перенесли. Второй примус был модернизирован для повышения мощности и мог работать за двоих.

После 4 часов сборов наш квартет счастливо стартовал. Дошли до места слияния Черного и Белого Карабулаков. Чистое время ходьбы 2 часа. Хочется сказать несколько слов о шикарной природе альпийских лугов, по которым мы шли. Луга представляют собой не просто зеленый ковер, а великолепное разнотравье редких и исчезающих растений. Сердце невольно содрогалось, когда приходилось идти через поляны незабудок. Также кругом растет море золотого корня. Пейзаж украшали живописно пасущиеся группы лошадей.

Дойдя до слияния Карабулаков, Илья предложил нам с Женей отнести заброску на ледник  63 (была отнесена на лед.  64), а сам остался готовить чай. Прийдя обратно, мы не обнаружили чая, зато обнаружили Илью, копавшегося в единственном оставшемся примусе. Что это? И второй примус сломался? Этого удара мы бы уже не перенесли. Но нет! О счастье! Просто Илья принял факт прогорания бензина за поломку примуса. Истинную причину нерабочего состояния он нашел только через полчаса безуспешных попыток починки.

Вечер был заполнен разнообразными формами досуга, вызывавшего умиление и слезы на глазах: Илья мирно шьет систему, Алексей гоняет сурков, Евгений собирает лук. После скудного ужина последовал тревожный сон.

10 июля

Подъем дежурных в 5:00. Завтрак в 6:00. Вышли в 7:45. Вдруг внезапно пошел дождь. Все как угорелые вскочили и побежали в гору, снимая и одевая на ходу накидки. Когда мы увидели ледник, мы рванули на него. Более ``удобного'' пути найти было невозможно. [Не понимаете! Нужно ведь, чтобы вы на практике убедились, в том, что ходить надо по гребням и валам! -- Илья] Изрядно измазавшись в грязи, мы взошли на перевал Карабулак (2 ч 30 мин). На перевале Лёша захотел согреться и начал бегать. Бегал он до тех пор, пока чуть не упал в обморок (большая высота, кислородное голодание и хроническое недоедание). На перевале сняли записку москвичей-пешеходников (IV к. с.). Внизу видно озеро Майли-Коль. К нему и пролегал наш путь. У озера нас встретили дикие полчища комаров (без хоботов). Через некоторое время мы уже собрались было идти на разведку, но показавшаяся из-за горы туча поставила крест на наших планах. Потом Женя и Илья шили полиэтилен. Вечером сидели в палатке, пережидали дождь и гордились тем, что вовремя сшили тент. Звезды сказали нам, что завтрашний день будет тоскливым.

11 июля

Встали в 6:00, вышли в 9:00. Звезды не солгали, день действительно выдался занудный. Через полчаса пошел дождь, где-то вдали слышались раскаты грома. Илья дал приказ переждать грозу, а заодно подготовитися к штурму перевала т. е. связаться и надеть кошки. Посидев на рюкзаках до 11:00, мы побежали на перевал, названный нами впоследствии ``Низкий''. На перевале сложили тур, оставили записку о первопрохождении.

Характеристика перевала: высота 3500 м; сложность -- 1Б; подъем снежно-ледовый, 30°

Прохождение этого перевала напомнило мне о быстром течении жизни. Не успев понять, что мы залезли на перевал, нас уже не было на этой самой низкой точке гребня. А если бы в это время над ледником Юйтас пролетал вертолет, то его пилот мог бы увидеть, как под густой завесой мокрого снега четыре замерзших и проголодавшихся человека ставят палатку в 100 м ниже перевала.

Но не успели мы залезть в палатку (и приготовить обед), как снег кончился, небо прояснилось и выглянуло яркое июльское горное солнце. Обрадованые члены группы повылезали из палатки и через несколько минут окрестности покрылись носками, ботинками и другими вещами, развешанными на солнце. Илья пошел на гребень осматривать окрестности.

Но радость не была долгой. Первое, что бросилось в глаза с гребня -- это большая туча, надвигавшаяся со стороны Китая. Через час опять пошел мокрый снег. Остаток дня и ночь были проведены в палатке.

12 июля

Валялись часов до 11. С утра действительно шел снег. В палатке били по крыше. Часам к 12 вылезли из палатки и с большим трудом начали собираться. В 3 часа солнце вышло из-за туч. Снег ослепительно блестел, идти было жарко. В некоторые моменты солнце закрывалось легкими облачками, но тут же выходило обратно. Облака уносились вдаль с невиданной скоростью.

Через час взошли на перевал. В обнаруженном туре нашли записку. Первопрохождение перевала совершили туляки в 1990 г. и назвали его ``Каскадный''. Сделав фото на память (все хотели запечатлеть себя на фоне величественной панорамы ледника Гляциологов и окружавших его пиков, открывшейся нам), мы начали спуск. Попытка отдельных участников съехать вниз на полиэтилене не увенчалась успехом -- полиэтилен не ехал. Потом мы пересекли вдоль ледник Гляциологов и встали на ночлег в месте впадения в него ледника  291.

На вертикальном участке ледника были проведены ледовые занятия. Илья научил нас закручивать и выкручивать ледобуры и лазить по ледовым склонам с помощью ледоруба и ледового молотка.

Ужин, как всегда, был скудным. Хочется сказать несколько слов о том вареве, называемом ``суп из пакетиков'', которое занимало преобладающее место в нашем рационе. Наверное еще долго будут сниться эти противные макаронные звездочки, сушеные овощи, полувареный рис и кусочки мяса, сделанные из требухи какого-то неизвестного науке животного.

13 июля

В течение часа мы поднимаемся по леднику  291. Подъем закончился взятием перевала. Первопрохождение его было совершено группой из Талды-Кургана, они назвали его ``перевал имени Даничкиной'' и оценили как 3А, что повергло нас в недоумение (мы видели его снизу). С перевала открылась великолепная панорама близлежащих гор. Высота перевала 3840 м. Идем по гребню чтобы осмотреть путь спуска. Он оказывается снежно-ледовым, пересеченным бергшрундиками по полметра, но никак на 3А, а самое большее 2А*. Перекусив, стали спускаться. Сначала спускаемся в связках, при прохождении бергшрундов (по снежным мостам), страхуем первого через ледоруб. Дальше снег почти кончился, остался только тонкий слой свежевыпавшего и очень липкого. Идти невозможно, так как кошки мгновенно забиваются. Решили вешать веревки. Спустившись (с помощью рогаток) на 4 веревки, вышли на ровное место. Быстро сняли кошки, убрали веревки и побежали вниз, на место стоянки 8 июля.

14 июля (дневка)

Встали, как всталось. Мы ощутили все прелести дневки. Собирали золотой корень, Лёша пытался поймать сурка. Кстати, здешних сурков, норы которых разбросаны по склонам долины в огромном количестве, нельзя поймать на приманку, их можно либо застрелить, либо соорудить ловушку у входа в нору. Лёша взял все наши репшнуры и провел день в попытках поймать сурка удавкой. Успех ему не сопутствовал.

Мы смогли наконец-то отпробовать пищи, отличной от супов, сухарей и чая, которые мы ели в течение 5 дней. Это была ``Малютка'', с любовью именуемая нами ``наш тортик''. А ближе к вечеру, часам к 7, неудержимый аппетит выгнал меня и Женю вниз к чабанам с целью выменять за кусок веревки или купить мяса. Однако все веревки, с которыми мы могли расстаться, забрал Лёша. Пришлось ограничиться десятью рублями.

До ближайшей юрты оказалось не так уж близко. Мы шли около часа. Наконец мы встретили троих мальчишек, которые мирно отдыхали на траве. Рядом паслись их кони. Когда мы выразили им свою просьбу, они без лишних слов сели на коней и привезли нам вяленого мяса, банку айрана, лаваш, печенье и сыр. От денег они отказались. На ужин мы уже ели мясо с лавашом и пили айран. Мясо и сыр остались и на затрак.

15 июля

Встали в 8 часов. После завтрака собрались и вышли в 12 часов. По дороге забрали заброску с ледника  64, затем по нему прошли на ледник  63. Ледники открытые, спокойные. Наиболее простой подъем на гребень был снежным. Вскоре мы вышли наверх. Погода была ужасной: дул сильнейший ветер, временами шел снег. Перевал получил название ``Купол''. Спустившись метров на 10, мы отметили середину лета халвой и конфетами. Далее мы стали траверсировать склон в направлении к седловине, видневшейся слева. По гребню не пошли из-за сильного ветра, а спускаться вниз не было никакого смысла. Впереди шел Илья в связке с Лешей, за ними мы с Женей. Вдруг Женя говорит мне:
-- А Илюши нету
-- Как нету?
-- Провалился в трещину.
Подбежав к трещине, мы увидели Илью, стоящего на снежной пробке в двух метрах под нами. К счастью, наш командир отделался лишь легким испугом. Выглядел он очень живописно: вокруг висели сосульки, а снежная пробка занимала лишь 2-3 метра трещины, конец которой терялся где-то далеко внизу. Сначала мы вытащили рюкзак, потом Илья вылез с помощью двух ледорубов.

Дальнейший наш путь до перевала Минбулак-2 прошел без приключений. На перевале лежала записка туристов из Севастополя, оценивших этот перевал ``двойкой Б''. Связка [Купол + Минбулак-2] имеет сложность 1Б, т. к. мы обошли довольно крутые участки ледника Минбулак-2.

Далее мы спустились по леднику  59 и по правому истоку реки Нижняя Карагайлы до места, где река уходила в ледовый тоннель. От этого места мы пошли налево, через морену и вскоре вышли к левому истоку Карагайлы. Здесь мы всталь на ночевку. Вид нашего становища вызывал в памяти образ ужасной свалки мусора, которые так любят делть наши строители. Наполовину вырытый котлован был залит мутной водой, кругом валялись огромные глыбы черного цвета с белыми вкраплениями, напоминавшими краску. Груды мелких камней разнообразных цветов и оттенков с преобладанием бордового и зеленоватого выглядели зловеще в лучах заходящего солнца.

16 июля

Этот день был ознаменован штурмом перевала Нижний Карагайлы (2А). Пройдя морену, мы вышли на ледник крутизной около 30° и стали по нему подниматься. Временами попадались узенькие бергшрундики, через которые можно было перешагнуть, но над каждым из ник приходилось преодолеть метровую стенку. Через 2 часа мы вошли в щель. Справа был ледовый склон высотой метров пять, влево уходила осыпь. Под ногами тек ручеек. Дойдя до водораздела, откуда ручейки текли в обе стороны, мы отпраздновали последний перевал, съев банку сгущенки. Поднявшись по ледовому склону, можно было полюбоваться ледниковым плато, окаймленным скальными пиками.

Спускались по открытому леднику Западный Алтынмуз ( 302). После слияния с Восточным Алтынмузом он давал начало реке Алтынсай, по которой и пролегал наш дальнейший путь. Сначала шли по моренам и бараньим лбам, затем начались мокрые альпийские луга и наконец появился лес. Тропы не было, а вместе с лесом появился и курумник, т. е. нагромождение камней каждый из которых имел размер несколько метров.

Передвижение по курумнику привело к потере Жени. Прыгая с камня на камень, человек скрывается из виду уже через полсотни метров. Но все закончилось благополучно. Счастливые участники встретились возле озера Алтынколь. Чтобы найти место для ночевки пришлось перейти вброд речку и несколько (до колена) промочить ноги. Этим местом оказался остров размером 15x5 м, абсолютно ровный и покрытый мелким гравием. Берега же представляли собой крутые каменистве склоны. Прямо на острове росли две сухие елки, так что холодный вечер и скудный ужин были скрашены прекрасным жарким костром.

17 июля

Утром после завтрака купались в одном из рукавов Алтынсая. Озеро Алтынколь утром было прекрасно. В чистой горной воде отражались поросшие елями крутые берега. Мерно журчала вода в многочисленных рукавах реки. В 12 часов мы вышли. Часа 2 спускались по курумнику. Река текла под ним. В месте выхода реки на поверхность начиналась тропа. Здесь вода Алтынсая была уже не мутной, как наверху, а кристально чистой. Еще через час вышли на дорогу, идущую вдоль реки Малый Усёк. Стали встречаться люди -- рабочие, ремонтировавшие дорогу, и чабаны. В 7 часов вышли к воротам на дороге. На другом берегу стоял дом чабанов и барак геологов. Геологи нам сказали, что они поедут вниз послезавтра и возьмут нас. Останавливаемся в бараке.

18 июля

Спали. Играли в нарды, крокодила и угадывание слов по синонимам. Ели хлеб. Перераспределили снаряжение, разделили остатки продуктов.

19 июля

Приехавшие к обеду геологи отказываются нас везти, кивая на устрашающий агрегат, занимающий весь кузов их машины. К счастью, вскоре вниз идет машина чабанов. С ними мы и доехали за 4 часа до поселка Коктал. Здесь мы разделились. Илья поехал в Талды-Курган, а все остальные -- в Алма-Ату. У нас катастрофически мало денег: на билеты их еще хватает, но есть в дороге не на что.